К вопросу о характере современных операций (Хамзатов)

полковник Хамзатов М.М.,
кандидат военных наук, доцент
К ВОПРОСУ О ХАРАКТЕРЕ СОВРЕМЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ
В современных условиях, революционный прорыв ведущих государств в технологической и информационной сферах, с одной стороны, ускорил процесс глобализации, а с другой – значительно обострил негативные явления, сопровождающие этот процесс. Неизмеримо возросшие возможности вооруженных сил современных государств по сбору, обработке и распределению информации стали важнейшими факторами в современной войне. Широкомасштабное использование информационных и других инновационных технологий послужило основой для создания качественно нового поколения средств вооруженной борьбы и существенно расширило сферы их применения. Подтверждается проверенная временем закономерность: новые средства ведения войны неизбежно приводят к появлению новых форм применения войск (сил), объединяющими в себе все лучшие черты традиционных способов ведения военных действий.
При этом, сегодняшние понятия маневра, удара, всестороннего обеспечения и защиты трансформируются применительно к армиям ведущих стран соответственно в господствующий маневр, высокоточное сражение (бой), целенаправленное всестороннее обеспечение и всеобъемлющую защиту. Эффективность воздействия на противника стала определяться концентрацией воздействий во времени, а не в пространстве, стремлением завершить войну или вооруженный конфликт в течение непродолжительного времени.
Предусматриваемый интегрированный процесс применения военных и других возможностей страны на тактическом, оперативном и стратегическом уровнях направлен на достижение целей операции без осуществления дорогостоящих действий «сила-на-силу», а за счет «каскадной» последовательности результатов.
Победа, в соответствии с данной стратегией, достигается не только поражением вооруженных сил и разрушением инфраструктуры противника, но, в первую очередь, парализацией его воли к ведению боевых действий.
В целом, анализ опыта войн и вооруженных конфликтов последнего десятилетия позволяет выделить следующие основные тенденции изменения содержания и характера вооруженной борьбы на перспективу.
Первая тенденция – увеличиваются пространственные характеристики вооруженной борьбы, поскольку рост досягаемости современного и перспективного оружия позволяет одновременно воздействовать на всей территории воюющих государств. Все бои и сражения, приобретают рассредоточенный, объемный характер, охватывая все сферы военных действий по фронту, глубине и высоте.
Вторая тенденция. «Сжимаются» временные параметры вооруженной борьбы, возрастает быстротечность боевых действий. Сбор, обработка и использование информации о противнике и своих войсках происходят в реальном или близком к реальному масштабе времени.
Третья тенденция. Все большее значение придается информационной составляющей вооруженной борьбы, подготовке и проведению оборонительных и наступательных операций в киберпространстве.
Это связано с оснащением войск системами вооружения, основанными на широком использовании информационных технологий, а также быстродействующими системами разведки, связи, автоматизированного управления, радиоэлектронной борьбы и др.
Четвертая тенденция. Ведение войсками мобильных действий с использованием всех сфер вооруженной борьбы и необходимость упреждения противника в бою (операции) обусловили переход от строго вертикальных связей управления к глобальным сетевым автоматизированным системам управления войсками и оружием.
Такой переход предполагает создание единой информационно-коммутационной сети, связывающей командиров (начальников) и исполнителей, что обеспечивает быстрое доведение до участников боевых действий необходимой информации об обстановке, имеющейся в распоряжении как вышестоящих, так и подчиненных органов управления и соседей по принципу «от многих к многим». Именно такой подход обеспечивает ускорение процессов управления силами и средствами, и, соответственно, повышение темпов операций, эффективности поражения противника и живучести своих войск.
Пятая тенденция. Повышение боевых возможностей и стоимости отдельных высокотехнологичных систем вооружения приводит к уменьшению количественного состава вооруженных сил.
Данные тенденции непосредственно повлияли на характер современных операций: происходит переход от широкомасштабных «линейных» действий многомиллионных армий к маневренной войне нового поколения: происходит принципиальный сдвиг от «платформо-центрических» военных действий к так называемым «сете-центрическим» военным действиям. В чем же их принципиальная разница?
В условиях «платформо-центрических» военных действий информация о противнике поступает от «боевых платформ» (боевых машин, разведывательных машин, разведывательных групп, наблюдательных постов и т.д.), а командиры разных степеней имея свои пространственные пределы доступа к информации (у командира взвода, например, нет данных космической разведки) принимают решение по принципу «здесь и сейчас».
В условиях «сете-центрических» военных действий пределы информационной среды командиров (начальников) всех степеней значительно расширяются, позволяя перейти от войны на истощение к более скоротечным и более эффективным («центрально-сетевым») формам военных действий, для которых характерны две основные характеристики: быстрота управления и принцип самосинхронизации.
Операции получают новое содержание, изначально предполагающее проведение быстрых и решительных маневров не только на флангах, но и на всей территории противника. Основным фактором, определяющим характер современных операций, становится не соотношение пространства и численности вооруженных сил, а наличие новых межвидовых группировок войск, реализующих свои потенциальные возможности на основе сете-центрических методов разведки, управления и обеспечения.
Основное преимущество центрально-сетевых военных действий проявляется именно в способности соединений и частей практически непрерывно и оперативно планировать свои последующие действия, постоянно получая свежие данные разведки, вступать в бой, не заботясь о тыловом снабжении, которое придет в нужное время и точно по назначению.
Противник, имеющий технологическое превосходство, стремиться повысить оперативность своих действий уже на этапе выработки и принятия решения с целью упредить обороняющихся в действиях, дезорганизовать управление, нарушить систему связи и, в конечном счете, деморализовать его войска.
Чтобы успешно бороться с таким противником, в ходе подготовки к будущей войне необходимо учитывать не только направления развития мировой теоретической военной мысли, но и брать на вооружение все передовое, что мы можем выявить в практике действий войск других армий в вооруженных конфликтах.
В частности, анализ опыта войн и вооруженных конфликтов, направленности оперативной и боевой подготовки ВС ведущих стран мира подтверждает вывод о том, что применение группировок войск (сил) противника может проводиться как «традиционным» способом (с четко определенными границами района ведения боевых действий, линий соприкосновения, соседями слева и справа), так и иметь маневренный характер при отсутствии четко выраженной линии фронта и тылового района.
Например, в «традиционных» условиях соединение (объединение) имеет типовой боевой порядок (оперативное построение), включающий первый и второй эшелоны, резервы, другие элементы боевого порядка.
Так, в практике подготовки войск стран – участниц НАТО до сих пор сохранился способ последовательного поражения противника, который может применяться в случае ведения боевых действий против сильной, глубоко эшелонированной группировки, а также при нехватке огневых средств. Его суть заключается в поэтапном разгроме соединений и частей сначала первого, а затем последующих эшелонов противника.
Однако все большее внимание в последние годы уделяется ведению маневренных боевых действий с целью захвата важных районов местности, объектов инфраструктуры, блокирование административных центров. Для решения этих задач предполагается широко использовать рейдовые действия, воздушные и аэромобильные десанты, обходы и охваты противника.
Рассмотрим данные выводы на примере войны в Ираке в 2003 году (В основу нашего анализа положены материалы американского военно-исторического труда, посвященного сухопутным войскам США: «American Military History», Vol. II. «The United States Army In a Global Era, 1917-2003». Center of Military History, United States Army, Washington, D.C., 2005).
Накануне вторжения официальная позиция США заключалась в том, что Ирак поддерживает связь с международным терроризмом, в частности движением «Аль-Каида» и занимается разработкой оружия массового поражения, и что необходимо разоружить Ирак силовым путем.
Оружие массового поражения найдено так и не было, так же как и не установлена связь с террористами.
Существует мнение, что одной из главных целей вторжения было получение контроля над иракской нефтью, путем смены правительства и отстранением от власти руководящей партии «БААС». Соответственно весь замысел войны сводился к захвату главного административного центра страны – Багдада, свержению Саддама и установлению первоочередного контроля над нефтеносными районами Ирака.
Общий характер действий союзнических войск в Ираке заключался в следующем.
3-я механизированная дивизия США двигалась на запад и далее на север через пустыню на Багдад.
1-й экспедиционный корпус морской пехоты США продвигался через центр страны на северо-запад по автомагистрали Басра-Багдад.
1-я британская бронетанковая дивизия брала под контроль нефтеносный район вокруг Басры и нефтеналивные терминалы на побережье.
Наиболее наглядно новые подходы к тактике действий современных бригад сухопутных войск проявились в ходе наступления 3-й механизированной дивизии армии США на Багдад в марте 2003 года. Рассмотрим это подробнее.
Исходя из того, что иракское командование было нацелено на позиционную оборону в междуречье Тигра и Евфрата, американское командование отказалось от проведения классической наступательной операции по аналогу с нашей фронтовой операцией и осуществило операцию нового типа (центрально-сетевую операцию по нашей терминологии).
Так, три бригады 3-й механизированной дивизии (16,5 тыс. человек, 239 тяжелых танков, 283 БМП, 48 вертолетов огневой поддержки, а также самоходные артиллерийские установки и многочисленная техника тылового обеспечения) получили задачу: максимально быстро выдвинуться вперед к Багдаду. Бригады должны были обходить населенные пункты, захватывать и удерживать до подхода второго эшелона мосты через Евфрат, оставаясь на его западном берегу до того момента, пока части Республиканской гвардии Ирака вокруг г. Кербела в 80 км к юго-западу от столицы не будут полностью уничтожены.
Бригады совершали передвижение в тылу иракцев форсированным маршем расчлененными колоннами на широком фронте: 2-я бригада на левом фланге двигалась двумя колоннами: гусеничные машины шли на полной скорости по бездорожью пустыни, в то время как все колесные машины шли с меньшей скоростью по дорогам. Справа, где шла 1-я бригада, все машины шли по бездорожью в боевом порядке сперва «клин» (один батальон спереди, два сзади), а затем – в линию.
В первый же день боевых действий бригады 3-й механизированной дивизии США за шесть-семь часов продвинулись на 240 км в глубину территории Ирака.
В самом начале боевых действий американским командованием был применен новый способ действия бригад в наступлении («перекат»): одна бригада на максимальной скорости продвигалась вперед, обходя населенные пункты и узлы сопротивления противника. Вторая бригада шла следом и обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника. После подхода третьей бригады, вторая выдвигалась далее, продолжая обеспечивать продвижение первой бригады или, наоборот, быстро выдвигалась вперед в то время, как теперь уже первая бригада обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника.
Для поддержания высокого темпа наступления и обеспечения безопасности наступающих сил было организовано четкое взаимодействие между бригадами по времени и по рубежам.
Практически это выглядело так:
3-я бригада внезапно захватила расположенный рядом с г. Насирия военный аэродром Талиль и двинулась на запад в обход города, блокировав его частью сил.
1-я бригада на полной скорости прошла мимо г. Насирия по дороге №8 на запад к Самава.
3-я бригада оставалась в районе Насирия до подхода 2-й бригады морской пехоты, после чего выдвинулась на северо-запад для обеспечения контроля над маршрутом в сторону Самава.
Окружив Насирию, 23 марта морская пехота и силы спецназа начали штурм города. Захватив город, американцы получили важную базу в южном Ираке. Через аэродром Талиль коалиционные войска получали возможность быстрого пополнения.
Части тылового обслуживания 3-й механизированной дивизии на колесной технике в составе конвоев избегая населенных пунктов целенаправленно шли в заранее определенный район сосредоточения дивизии в глубине территории Ирака – участок пустыни к юго-западу от населенного пункта Наджаф (условное наименование района – «объект РАМС»)
Из-за стремительности и внезапности действий бригад 3-й механизированной дивизии иракцы, несмотря на растянутость американских тыловых коммуникаций, не нанесли существенного урона их тыловым частям. Только один из конвоев сбившись с маршрута попал в засаду, понес потери убитыми и пленными.
Операция по обеспечению безопасности «объекта РАМС» и изоляции населенного пункта Наджаф проводилась силами 1-й и 2-й бригад. В первом эшелоне действовала 2-я бригада, которая за 40 часов преодолела маршрут протяженностью около 370 километров и организованно вышла к «объекту РАМС». С севера, (со стороны Багдада) «объект РАМС» от Наджафа изолировала 1-я бригада.
Об эффективности американской разведки.
По ее данным территория «объекта РАМС», выбранного для сбора частей дивизии, должна была быть безлюдной. Однако в реальности все оказалось наоборот: там находилась иракская радиотрансляционная вышка, прикрываемая незначительным подразделением регулярной армии Ирака и иррегулярными формированиями.
Танковый батальон 2-я бригады, шедший в первом эшелоне бригады, прибыл в район «РАМС» вечером 22 марта – на сутки ранее ожидавшегося срока. С ходу вступив в бой с иракской милицией, американские танкисты при непосредственной поддержке с воздуха и огня артиллерии к 10.00 23 марта полностью овладели районом.
Иракцы не были заблаговременно подготовлены к активным действиям в данном районе, т.к. не ожидали здесь крупных группировок противника всего через двое суток после начала боевых действий. Подразделения спецназа Ирака из района Наджафа в течение двух последующих суток несколько раз предпринимали попытки атаковать американские позиции в районе «объекта РАМС», однако безуспешно.
На «объекте РАМС» американцами была создана группировка в составе до 30 тыс. солдат и офицеров, до 200 танков и до 230 вертолётов. Войска занимались подготовкой наступления на Багдад: обслуживанием техники, ремонтом и развёртыванием тыловой инфраструктуры.
Характерные особенности организации наступления бригад в современных условиях наглядно проявились и в ходе организации бригадами 3-й механизированной дивизии форсировании из района «РАМС» крупной водной преграды – реки Евфрат.
На последнем этапе операции по овладению Багдадом предполагалось обойти Кербела, форсировать р. Евфрат, выдвинуться к столице Ирака и изолировать город. После изоляции Багдада предполагалось овладевать городом силами бригад методом рейдов (набегов).
Местность к западу от р. Евфрат ограничивала движение крупных масс войск, будучи насыщена каналами, ирригационными канавами и сооружениями, каменными карьерами и пригородами населенного пункта Кербела. Единственной проходимой полосой местности для боевых частей дивизии и их тылового обеспечения был 2-мильный проход между Кербела и большим озером.
Данные разведки говорили о том, что в этой узкой полосе иракцы спланировали «огневой мешок» сосредоточением огня всех своих артиллерийских и ракетных средств поражения. Американское командования по условиям местности вынуждено было идти вперед только через этот проход: через него был выход в район р. Евфрат, где находились два моста, каждый по 4 полосы.
Для введения иракских войск в заблуждение командованием 5-го армейского корпуса, в состав которого входила 3-я механизированная дивизия, были спланированы и проведены несколько операций по введению в заблуждение и отвлечению внимания противника от прохода возле Кербелы.
С этой целью был выбран мост через р. Евфрат в другом районе – к востоку от Кербела. В течение двух суток все усилия 5-го армейского корпуса были демонстративно направлены на его захват и на уничтожение огневых средств иракцев в этом районе. Предпринятые меры себя оправдали.
Успеху корпуса наряду с прочим способствовала неподготовленность иракских войск к полноценной обороне в таком глубоком тылу: обороняющиеся иракские войска были представлены федаинами и подразделениями 2-го батальона 23-й бригады Республиканской гвардии. Иракские войска пытались оказать сопротивление, главным образом с использованием огня минометов, РПГ, поражая бронеобъекты американских войск огнем из зданий и из-за угла.
Танки 2-й бригады менее чем за час овладели западной частью ложного моста через р. Евфрат и после того, как инженерные подразделения разминировали сам мост, еще несколько часов вели интенсивный огонь по противнику на противоположном берегу.
Необходимо отметить, что это было первое боестолкновение частей 3-й механизированной дивизии с лучшими иракскими войсками – республиканскими гвардейцами.
Так как действия 2-й бригады были всего лишь демонстративными, то американцы реку не форсировали, а чтобы убедить противника в успехе его обороны, 2-я бригада к вечеру даже отошла на блокирующие позиции на дороге №9.
При этом блокирующие позиции бригады были выбраны так, чтобы убедить иракцев в том, что именно с них возобновится новое наступление американцев в направлении выбранного ложного объекта, а реально предназначались для организации поддержки боевых действий двух других бригад дивизии на следующий день на главном направлении.
Настоящее наступление на главном направлении (в проходе между Кербела и большим озером) началось через двое суток – ночью с 1 на 2 апреля.
1-я бригада, имея танковый батальон справа и пехотный батальон слева, вошла в проход Кербела. Сопротивление противника было слабым. Американская артиллерия предотвратила саму возможность создания противником огневого мешка в проходе Кербела, переиграв иракцев в контрбатарейной борьбе. При этом важную роль сыграли боевые вертолеты.
Через несколько часов после начала боя (к 6.00 2 апреля) танковый батальон 1-й бригады вышел к двум мостам на дороге №9, в то время как пехотный батальон проводил зачистку местности от мелких групп противника. 1-я бригада закрепилась к западу и северу от Кербела, а 3-я бригада – к востоку.
К 15.00 2 апреля танковый батальон 1-й бригады полностью очистил и взял под контроль западный берег в районе мостов через р. Евфрат.
Пехотный батальон при поддержке артиллерии, авиации и боевых вертолетов совместно с саперной ротой, приданной инженерному батальону бригады, пересекли реку на надувных лодках и взяли под свой контроль восточный берег возле мостов. Их задача состояла в том, чтобы не допустить подрыва мостов противником. Однако иракцы заранее заминировали опоры северного моста и успели привести в действие несколько взрывных устройств еще до того, как американские саперы добрались до объекта.
Южный мост был захвачен в полной сохранности, и по нему танковый батальон бригады перебрался на противоположный берег. Остаток дня и последовавшая ночь были использованы для укрепления плацдарма и его расширения.
2-я бригада, высвободившаяся после ложной атаки на мост, получила задачу следовать за 1-й бригадой, форсировать р.Евфрат, выдвинуться вперед боевых порядков 1-я бригады и выйти к южным окраинам Багдада с целью изолировать город от возможного подхода резервов противника.
Вынуждаемый руководством действовать как можно быстрее, командир 2-й бригады сперва попытался пойти не через проход, а напрямую по кратчайшему пути по бездорожью. В результате, колесная и гусеничная техника бригады завязла в каналах и ирригационных канавах. Сильная песчаная буря тоже оказала свое негативное влияние и 2-я бригада смогла выйти к мосту через р. Евфрат только к утру 3 апреля.
Пока 1-я бригада ожидала на плацдарме за мостом подхода 2-й бригады, ей пришлось отразить танковую атаку 10-й танковой бригады иракской дивизии «Медина». Контратака противника была отбита с вводом в бой подошедшей 2-й бригады, командир иракской бригады погиб.
После форсирования р. Евфрат построение боевого порядка 2-й бригады было следующим:
один механизированный пехотный батальон в течение трех часов выдвинулся к назначенному району на южной окраине Багдада, за ним по маршруту следовали подразделения танкового батальона;
один механизированный батальон замыкал боевое построение непосредственно от моста через р. Евфрат по всему маршрут движения;
один танковый батальон действовал на правом фланге по блокированию пересечения двух трасс №9 и №8 и недопущению подхода резервов противника.
Как только все части 2-й бригады прошли через мост на р. Евфрат, части 1-й бригады снялись и приступили к выполнению своей главной задачи: выходу на западную окраину Багдада в район международного аэропорта им. Саддама Хусейна.
Выдвижение 1-й бригады началось во второй половине дня 3 апреля. Первоначально пришлось двигаться вне дорог. Движение затруднялось сложной местностью и постоянными засадами. К 22.00 того же дня передовой танковый батальон бригады вышел к аэропорту. Не дожидаясь подхода главных сил бригады, танковый батальон начал с ходу ночной бой, атаковав оборону противника вокруг аэропорта с юга. Танкисты вели бой всю ночь, отразив несколько контратак противника. К утру 4 апреля в район аэропорта подошел пехотный батальон, который, действуя в спешенном порядке, блокировал аэропорт с востока с целью не допустить подхода резервов со стороны Багдада.
В итоге в районе аэропорта была создана важная база для операции по изоляции Багдада.
Таким образом, анализ действий бригад сухопутных войск США весной 2003 года в Ираке позволяет сделать некоторые общие выводы:
Бригады действовали в тесном взаимодействии друг с другом, ведя боевые действия на самостоятельных направлениях в районах (Насирия, Самава, Наджаф), удаленных друг от друга на расстояние 90-120 км, или решая единые задачи, как это было в районе Кербела при выдвижении к Багдаду. При этом, три бригады 3-й механизированной дивизии действовали в полосе, фронт которой составлял 240 км.
Бригада силами своих батальонов (батальонных тактических групп) была способна самостоятельно вести боевые действия одновременно в нескольких районах и оперативно реагировать на изменения обстановки.
В целом, операция по взятию Багдада показала высокую боевую эффективность, гибкость и универсальность бригады как основной тактической единицы на поле боя в условиях господства в воздухе своей авиации.
Основные формы применения группировок войск (сил) ведущих иностранных государств приобретают межвидовой, коалиционный характер, предполагающий скоординированные действия всех видов и родов войск для достижения поставленных целей.
Кроме того, одновременно с развитием средств вооруженной борьбы возрастает роль информационного пространства. Поле боя утрачивает свое исключительно географическое значение и все больше воспринимается как боевое пространство, объединяющее участки суши и морские акватории, воздушное пространство, космос, а также информационную среду.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.