Статья Жандармерия УПА

Дмитрий Веденеев
кандидат исторических наук, доцент,
главный научный сотрудник
Центра научных исследований
Национальной академии СБ Украины, майор.
ВОЕННО-ПОЛЕВАЯ ЖАНДАРМЕРИЯ – СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОРГАН УКРАИНСКОЙ ПОВСТАНЧЕСКОЙ АРМИИ
Истории создания и боевой деятельности Украинской повстанческой армии – одного из наиболее многочисленных партизанских формирований в военной истории ХХ века – посвящен огромный массив разноплановой научной и научно-популярной, мемуарной литературы. Однако на этом фоне единичными выглядят упоминания о специальных органах (подразделениях) УПА, а отдельные исследования по этой проблематике практически отсутствуют. Между тем, упомянутые органы играли заметную роль в разведывательном обеспечении боевых акций «лесной армии», противодействии разведывательно-подрывным мерам врагов УПА, поддержке боеспособности, дисциплины и внутреннего порядка в рядах повстанцев. К числу спецорганов УПА могут быть отнесены органы и подразделения полевой и агентурной разведки, Служба безопасности в УПА, «отделы особого назначения» (оперативно-боевые подразделения) и Военно-полевая жандармерия. О последней структуре, на которую возлагались достаточно широкие функции военно-полицейского и контрразведывательного характера, и пойдет речь в данной статье.
В начале декабря 1942 г. во Львове состоялась военная конференция руководителей Провода ОУН (С. Бандеры) под председательством «правительствующего проводника» М. Лебедя, с участием военного референта Провода И. Климова, военных референтов Краевых проводов Западной, Северо-Западной и Восточной Украины (соответственно, по терминологии ОУН, ЗУЗ, СЗУЗ и СВУЗ). Конференция пересмотрела существующую концепцию отказа от вооруженной борьбы и высказалась за целесообразность образования собственных партизанских и регулярных воинских формирований под общим названием «Военные отделы ОУН (самостийников-державников)». Одновременно была сформирована рабочая группа для разработки военных уставов и инструкций .
Тогда же, сообщал позже оперативный источник советских органов госбезопасности, в рамках обсуждения процесса развития будущих вооруженных сил рассмотрели ряд вопросов относительно места специальных структур в развертывании боевых действий за восстановление Украинского государства и национального военного строительства («Организация внутренней безопасности», «Безопасность в командовании армией», «Разведка и контрразведка»). Предполагалось, что будут созданы органы разведки и контрразведки (Служба безопасности и жандармерия), которые появятся при всех территориальных военных группировках. Констатировался неудовлетворительный уровень подготовки к тайной войне, подчеркивалась важность рекрутирования кадров сотрудников спецслужб из интеллигентных и коммуникабельных лиц, создания территориальной осведомительной сети. Последняя должна была до начала открытого вооруженного выступления составить списки «враждебных элементов», информаторов на службе у немцев и польского подполья, негласно их ликвидировать силами жандармских подразделений уездов .
3-я конференция ОУН (Б) 17-21 февраля 1943 г. принимает курс на вооруженную борьбу с немецкими оккупантами. Окончательно стратегия вооруженной борьбы на два фронта с «московским и германским империализмом» принимается Чрезвычайным большим собранием ОУН в августе 1943 г.
Путем слияния отдельных повстанческих формирований ОУН (Б) и других вооруженных группировок национал-патриотической ориентации, перехода на сторону повстанцев украинской вспомогательной полиции, мобилизации населения и за счет других источников весной-летом 1943 г. возникает Украинская повстанческая армия, политическое руководство которой осуществляет ОУН (Б). Создание УПА проходило одновременно с ее боевыми действиями против немцев, польских националистических и самооборонных формирований, советских партизан, а также отрядов других национал-патриотических сил, которые местами поглощались бандеровцами силой оружия.
Происходит структурирование органов управления УПА и ее тылом («подпольем»), развитие территориальной сети, организационно-штатного устройства (их подробное изучение не входит в задачи данного исследования). Примерно до начала мая 1943 г. начинает работу Главная команда (ГК, военная власть) УПА на СЗУЗ под руководством Д. Клячковского («Клима Саура»). Регион представляет так называемый Генеральный округ, который делился на четыре Военных округа, на базе которых находились соответствующие группы УПА с собственным оперативно-территориальным командованием. Военные округа делились на военные надрайоны, районы, подрайоны, кусты и станицы .
Боевой состав УПА на СЗУЗ быстро рос. По информации оперативных источников НКВД, на параде в День оружия 31 июля 1943 г. (в Свинарском лесу на Волыни) принимало участие 85 пехотных сотен (по 150-170 штыков каждая) и до 1,5 тыс. кавалеристов УПА . Летом 1943 г. в Галичине, в связи с приближением советского партизанского соединения С. Ковпака, создается Украинская народная самооборона (УНС, 5-6 тыс. бойцов к концу 1943 г.). В конце того же года Провод ОУН во главе с Р. Шухевичем («Тарас Чупринка») принял решение о реформировании УПА  создание Главного Военного Штаба (ГВШ) УПА и трех краевых командований или Групп  «Запад» (на базе УНС), «Север», «Юг» . Тактическими единицами служили бригады, курени (батальоны), сотни (роты), четы (взводы), рои (отделения). Подготовку старшинских (офицерских) кадров осуществляли школы «Дружинники», «Лесные черти», «Олени». В процессе развития и деятельности УПА важное место отводилось созданию структур специального назначения, и, в частности, Военно-полевой жандармерии (ВПЖ). Характерно, что ВПЖ образуется в июне 1943 г., т.е. в период активного формирования основных, первоочередных структур УПА как боевого механизма.
Рассмотрим факторы, обусловившие необходимость развития военно-полицейского органа украинских повстанцев. Первый из них, по нашему мнению, заключался в стремлении командования УПА обеспечить высокий уровень дисциплины и правопорядка в собственных рядах. При этом важность «наказуемости» (дисциплинированность, субординированность по терминологии ОУН и УПА) обусловливалась не только интересами поддержания боеспособности, но и недопущением противоправных действий в отношении гражданского населения, от материальной и моральной поддержки которого решающим образом зависел успех вооруженных соревнований. О чем и свидетельствует большое внимание к развитию органов военного судопроизводства.
По распоряжению первого командующего повстанческой армии «Клима Саура» от 15 мая 1943 г. вводятся «революционные трибуналы» и военно-полевые суды, определяется перечень тяжких преступлений и меры наказания за них. За 15 тяжких проступков устанавливалась «высшая кара военного времени – смерть (в частности, за сотрудничество с врагом, саботаж, диверсии, шпионаж, дезертирство из УПА, предательство, убийства, кражи имущества УПА и граждан, отказ «взять оружие в руки и воевать против врага »). Казнь разрешалось применять к лицам с 17 лет .
Система судопроизводства в УПА по приказу ГВШ № 2/43 от 18 декабря 1943 г. пополнилась «казацкими судами» (суд среди бойцов за тяжкие преступления в отношении гражданского населения с утверждением приговора командиром части) и «военными судами» (созывались командирами Военных округов УПА и высшими военачальниками с участием трех судей, прокурора и защитника) . Разрешалось в исключительных случаях применять виды наказаний, не предусмотренных уставами (в том числе физические). Известно, например, что по приговорам полевых судов виновных в дезертирстве вешали с оставлением трупа на виселице на 1-4 месяца, за «распространение анархии» давали по 25-50 «буков» . Известно о введении «уголовных сотен» (штрафных рот) и концлагеря «Кентавр» на Полесье .
Вторая причина заключалась в желании предотвратить распад рядов УПА из-за дезертирства или сдачи противнику. Одним из основных источников комплектования Армии служила мобилизация мужского населения в возрасте от 15 до 50 лет (доля мобилизованных достигала минимум 50 процентов личного состава) . Распространенными были случаи отражения призывников у военкоматов. Так, лишь 28-30 июля 1944 г. УПА отбила на Ровенщине и забрала в лес 1130 призывников . На настроениях части личного состава сказывалось переутомление от насилия после нескольких лет войны, желание мирной жизни. Деморализующим фактором были и значительные потери в боях с мощным контингентом войск Красной армии и НКВД (в 1944-1945 гг. произошло 8696 боев, погибло 19,8 тыс. повстанцев, включая 433 командира, в плен попало 17962 инсургентов) .
Широкую работу по принуждению участников движения ОУН и УПА к капитуляции проводила советская сторона. 12 февраля 1945 г. выходит обращение Президиума Верховой Рады и Правительства УССР «К участникам так называемых УПА и УНСА», где их участникам в обмен на прекращение борьбы предлагались амнистия и социальные гарантии (за год обращением воспользовалось до 30 тыс. человек) . В мае 1945 г. в западных областях УССР работало 3,5 тыс. агитационных коллективов, было распространено 100 тыс. брошюр, 1 млн. экз. газет, 20 млн. листовок . Психологическая война сказывалась. Так, в начале 1944 г. возле Кременца разбежался курень (батальон) УПА из мобилизованных крестьян. В феврале 1945 г. в Вижницком районе Черновицкой обл. в полном составе сдался курень «Перебийноса» (400 воинов) . Только в феврале-ноябре 1944 г., по советским данным, сдались 13 тыс. бойцов УПА .
Весьма актуальной была задача противодействия разведывательно-подрывной деятельности органов НКВД-НКГБ, которые небезуспешно пытались создать в среде УПА широкие агентурные позиции. Советские правоохранительные органы (к 1945 г. в 7 областях Западной Украины они имели в штате 22 тыс. сотрудников) в 1944-1945 гг. завербовали в регионе 359 резидентов, 1473 агента и 13085 информаторов. Оперативно разрабатывалось 379 формирований УПА с 5831 участником . Опасность «сексотства» для боеспособности УПА хорошо осознавалась ее командирами . По словам командующего Группы УПА  «Север» И. Литвиненко («Дубового»), 95 % успешных операций войск НКВД против воинов УПА стали следствием действий советской агентуры. А без нее «не давали никаких успехов» .
Серьезную угрозу представляли и спецподразделения советских партизанских формирований. Партизанские отряды и соединения имели собственные подразделения разведки и контрразведки, на их базе действовали специальные группы органов госбезопасности («оперативно-чекистские группы» по тогдашней терминологии), деятельность которых не в последнюю очередь направлена на разведывательно-подрывные меры против националистических сил.
В 1942-1944 гг. в Украине действовало менее 95 таких оперативных групп, спецотрядов и отдельных резидентур НКВД-НКГБ. Часть из них получила в качестве одной из первоочередных или главных задач разведывательно-подрывную деятельность против националистических формирований. К осени 1943 г. только при партизанских соединениях С. Ковпака, М. Наумова и А. Сабурова действовало 9 резидентур органов госбезопасности, которые имели на связи 572 агента. Большая часть из них использовалась по линии противодействия ОУН и УПА .
3 ноября 1943 г. заместитель начальника Украинского штаба партизанского движения С. Бельченко и начальник разведывательного отдела М. Анисимов направили партизанским соединениям директиву № 3762. Она обязывала партизан выявлять и брать на учет националистические формирования, создавать в них агентурные позиции, через агентурные возможности выяснять численность, структуру, состав повстанческих формирований, их идеологические установки, данные о руководящем составе и т.д. Создаются и специализированные подразделения на разведывательно-подрывной деятельности против националистов, как, например, 7-й и 12-й батальоны соединения А. Сабурова .
Ощутимо донимала повстанцев агентура партизанской разведки, завербованная в самой националистической среде. Бывший начальник штаба 1-й партизанской дивизии им. С. Ковпака В. Войцехович приводит пример, когда с помощью перевербованных партизанским командиром П. Брайко воинов УПА в с. Пустинка Любомльского района Волынской области был обнаружен склад оружия с 5 батальонными минометами, 15 станковыми пулеметами, боеприпасами (1,5 тыс. снарядов и мин) . Не случайно в присяге бойца УПА, утвержденной приказом ГВШ № 7 от 19 июля 1944 г., среди главных требований были «революционная бдительность», строгое сохранение военной и государственной тайны .
Сохранился ряд документов, где говорилось об основных функциональных обязанностях ВПЖ. Приведем их, опираясь на подготовленный «учебным референтом» неустановленного соединения УПА «Слухи» проект «Инструкции по организации Военно-полевой жандармерии УПА». Главной задачей спецоргана определялся контроль за «соблюдением революционных законов и порядков в УПА». ВПЖ должна была «создаваться из лучших сил УПА», ее сотрудники должны отмечаться образцовой дисциплиной, принципиальностью, высокими моральными качествами, справедливостью, конспиративностью .
К компетенции жандармерии относилась борьба с шпионажем, предательством, дезертирством, невыполнением приказов командиров, злоупотреблением служебным положением, кражами государственного и военного имущества, аморальными поступками, контроль за безопасностью линий нелегальной связи. Как видим, помимо собственно военно-полицейских функций на ВПЖ предполагалось возложить и чисто контрразведывательные задачи (хотя «чисто» контрразведывательным органом в УПА была Служба безопасности). Об этом свидетельствует и предложение относительно предоставления ВПЖ права на создание «в УПА и на территории своей деятельности сетки агентурной разведки» .
Предполагалось при штабе каждой Группы УПА вводить «отдел» ВПЖ в составе коменданта, его заместителя, следователей, технических работников и собственно жандармов, при отряде УПА (что примерно соответствовало бригадному или полковому уровню)  «станицу» (комендант, писарь, жандармы). Подразделения ВПЖ имели двойное подчинение  военному командиру и «профессиональное»  по собственной вертикали. До 1944 г. ВПЖ подчинялась руководителям СБ в УПА, а затем была выведена в самостоятельный орган (при этом деятельность обеих структур тесно координировалась при оперативно-организационном превосходстве СБ). С целью повышения статуса с февраля 1944 г. начальник жандармерии куреня (в то время  основного тактического звена УПА) был выведен из подчинения куренного командира и подлежал только коменданту ВПЖ Военного округа (составляющей группы) УПА .
На руководителя подразделения ВПЖ возлагалась организация работы подчиненных, планирование служебной деятельности, контроль за действиями подчиненных и применения к ним дисциплинарной практики, их профессиональное обучение, подготовка отчетных документов. В документе определялся порядок проведения обысков и арестов, следствия, служебного документирования .
В июле 1944 г. отдел по борьбе с бандитизмом НКВД УССР по материалам УПА и свидетельствам захваченных ее участников подготовит «Справку о полевой жандармерии «УПА» . В ней дана характеристика организационного построения ВПЖ. Как отмечалось, ВПЖ при Главном штабе УПА насчитывает до 50-60 человек и состоит из начальника, его заместителей по контрразведке и борьбе с дезертирством, следственной группы (5-6 сотрудников), адъютанта и машинистки, групп по 3-4 жандарма для охраны руководящего состава штаба.
Жандармерия штаба Военного округа насчитывала 30-35 человек во главе с начальником, его помощниками (с такими же функциями, как и при штабе УПА), следователей (3-4), машинистки и групп охраны должностных лиц штаба Округа. При штабах куреней ВПЖ (7-10 человек) имела типичное управление, а остальные жандармы по 2-3 человека («рой» или отделение) распределялись по сотням.
На практике структура и штатное расписание ВПЖ, как правило, определялась распоряжениями высоких командиров УПА. Так, приказом № 3 от 3 ноября 1944 г. командующего Группой УПА  «Север» при штабах бригад этого соединения вводились «четы» (взводы) ВПЖ . По свидетельству В. Андрухова («Тура»), участника личной охраны организационно-мобилизационного референта штаба Группы УПА  «Запад» (псевдоним «Замок»), командующим этой группой В. Сидором («Шелестом») были определены следующие структуры жандармерии: отдел при штабе Группы (руководил жандармерией лично В. Сидор), подразделения ВПЖ Военных округов, отрядов и куреней. Работа ВПЖ координировалась с референтурами СБ соответствующих территориальных проводов ОУН  краевого, областного и т.д.
Существовали и подразделения ВПЖ по объектовому признаку. Известно, например, что при школе командиров УПА «Олени» возле с. Липа Станиславской обл. (командир  поручик «Поль»), уничтоженной в результате операции 14-го отряда пограничных войск НКВД 15 октября 1944 г., было подразделение из 50 жандармов, на которых возлагались охрана и обеспечение учебного учреждения .
О текущей оперативно-следственной и боевой деятельности жандармерии дают представление, в частности, отчеты коменданта ВПЖ Военного округа «Богун» (УПА  «Север») «Вороного» за декабрь 1943  январь 1944 гг. Среди конкретных акций  аресты лиц по подозрению в сотрудничестве с советской властью и конкурентами-мельниковцами, разоружение полицейских-«шуцманов», столкновение с подразделениями мельниковцев и поляков, задержание солдат и следствие по делам самовольного оставления частей, задержки с отпусков или лечения, грабеж гражданского населения, пьянство и «деморализация», перерасход средств и тому подобное. К виновным применялась смертная казнь (иногда ее заменяли за личные заслуги или молодость на другие виды наказаний), отправка в «уголовные отделы» на 1-5 месяца, лишение права носить оружие, наряды на службу и т.д. .
Интересные свидетельства о деятельности ВПЖ дал один из ее командиров, поручик УПА, командир отряда «Маковка» Дмитрий Витовский («Змей»), захваченный засадой 215-го полка внутренних войск 19 марта 1946 г. вблизи г. Сколе Дрогобычской обл. (поручик был сыном инициатора «Ноябрьского срыва» 1918 г. во Львове, военного министра ЗУНР полковника Д. Витовского). В ноябре 1944  мае 1945 гг. Витовский-младший был комендантом областной ВПЖ Станиславщины. В его обязанности входило руководство окружными, надрайонными и районными звеньями ВПЖ. Основным видом деятельности было расследование фактов дезертирства и уклонения от службы в УПА. Низшие коменданты ВПЖ направляли подследственных на областной уровень, где окончательно и принимали решение о виновности и применяли наказание. Приговоры осуществлялись личной охраной «Змея» в составе 24 жандармов. Всего за указанный период в области было расстреляно за нежелание находиться в УПА до 240 лиц .
Весной и летом 1945 г. Руководством ОУН (Б) осуществляется радикальная перестройка тактики повстанческо-подпольных сил, в основе которой был переход к действиям мелкими группами с минимизацией открытых вооруженных выступлений и столкновений с советской военной машиной. В августе 1945 г. на совещании с участием Р. Шухевича, В. Кука, шефа СБ М. Арсенича, других руководителей ОУН и УПА принимается решение о переводе подразделений УПА в непосредственное подчинение территориальным проводам ОУН . Постепенно солдаты Армии, подвергшиеся десятитысячным потерям в 1944-1945 гг., растворяются в сети вооруженного подполья ОУН. В рамках реорганизации решается и судьба ВПЖ, которая фактически «осталась без армии».
Нами, к сожалению, не обнаружено точной даты и директивного документа о роспуске ВПЖ. По свидетельствам Д. Витовского (человека, несомненно, информированного), ее отменили в марте 1945 г., хотя фактически подразделения жандармерии просуществовали до мая того же года, а затем ее функции стали выполнять референтуры СБ по территориальному принципу. 14 июля 1945 г. в указе наркома внутренних дел УССР В. Рясного начальникам УНКВД в Западной Украине уже констатировалась отмена жандармерии с передачей ее сотрудников непосредственно в подразделения УПА .
Понятно, что деятельность жандармерии в экстремальных условиях строгого противостояния между властью и антисоветским движением сопротивления в Западной Украине была далека от гуманизма. Жестокий характер мероприятий СБ и ВПЖ, в том числе и в отношении соратников, подчеркивали отдельные участники тех событий из лагеря самих повстанцев .
Наряду с этим, создание подразделения специального характера с определенными функциями и организационно-штатной структурой лишний раз подчеркнуло то, что Украинская повстанческая армия мыслилась ее основателями как основа будущих регулярных Вооруженных сил Украинского суверенного государства.