Грамота русского правительства французскому королю, 1615 г.

ГРАМОТА РУССКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ФРАНЦУЗСКОМУ КОРОЛЮ, 1615 Г.
…В прошлом во 109 [1601] присылал к царю и великому князю Борису Федоровичи) всеа Русии Жигимонт король польской и великой князь литовской послов своих… и те послы приговорили с нашими бояры перемирье меж царем и в. к. Борисом Федоровичем всеа Русии и меж Жигимонтом королем польским и меж их великих государств на дватцать на два года с лета 7109 по лето 7131, и то перемирье царь Борис и Жигимонт король крестным целованьем своими душами закрепили, что было в те перемирные лета им, государем и государству с государством быти в миру и в дружбе и в любви, а войны и ни которые недружбы невчинати, и людей в землю Московского государства не всылати, и через свою землю никаких воинских людей не пропускати, и недругом никакими людми, ни казною не вспомогати. И после того укрѣпленья вскоре, некоторой вор чернец еретик именем Гришка Богданов сын Отрепьев из Московского государства… збежал в Литву, и скинул с себя чорное платье и врагом рукописание на себя дал… и назвался царевичем Димитрием Углицким, деда нашего великого государя царя и в. к. Ивана Васильевича всеа Русии сыном; а царевича Дмитрея Углецкого не стало до того времени за тринатцать лет; и в Польше, по совету и умышлению Радного Пана воеводы Сендомирского Юрья Мнишка, пристали к тому вору князь Адам да князь Костянтин Вишневецкие, да Острянской староста Михайло Ратомский и иные многие польские и литовские люди, и привели того вора Гришку Ростригу к Жигимонту королю, имянуичи ево царским сыном, будто они про него подлинно ведают…
А тот вор бил челом королю о помочи, чтоб ему быть на Московском государстве государем; а за то королю учинится он сам и с великим нашим государством Российским в подданстве, и король Жигимонт, поруша мирное постановленье… тому вору на вспоможенье дал многую свою казну, и людей против царя Бориса и Московского государства, и пан Радной коруны Польские воевода Сендомирской Юрьи Мнишек, по королевскому веленью, зговорил за того вора дочь свою Марину, и многую ему казну на вспоможение дал, и сам с ним на украину Московского государства с ратными людьми пошел; и пришел тот вор Гришка Отрепьев и воевода Сендомирской со многими с польскими и литовскими людми на украину Московского государства в Северские городы безвестно… И вражьим действом, а умышленьем и вспоможеньем Жигимонта короля… тот вор дошел до царствующего града Москвы… и царского престола достиг, и государем Московским имяновался.
А с ним пришли в царствующий град Москву многие польские и литовские люди, и Донские и Вольские атаманы и казаки, которые бегали из нашего Московского государства за свои вины от смертные казни. И учинясь на Московском государстве тот вор государем, многих бояр и воевод и всяких людей по городам в заточенье разослал, а иных смертными казньми казнил. А потом к тому вору пришел из Литвы воевода Сендомирской Юрья Мнишек со многими Польскими и Литовскими людми, а привез с собою… по договору с тем вором дочь свою Марину и дал ему в жену, да с воеводою ж Сендомирским вместе пришли от короля к тому ж вору послы Микалай Алетницкой, каштелян Мологовской, да Александр Га[н]севской дворянин королевской, со многими людми, урядясь полки и ротами, кабы воинским делом…
И будучи на Москве, те Польские и Литовские люди… почали вере нашей крестьянской многое поругание чинить, и… людей многое насильство делать, и умыслил был тот вор Гришка с поляки патриарха Московского и митрополитов и архиепископов и епископов и бояр и воевод и всяких чинов людей лутчих побити, а Московское государство под коруну Польскую прилучити, а нашу православную християнскую истинную веру греческого закона разорити.
И нашего Московского государства бояре и воеводы и всякие люди… немога такого зла терпети, соединяся все единомышленно и облича того вора злой смерти предали. А которые Польские и Литовские люди за него было вступились и учали побивать руских людей, и тех не многих земские черные люди за их грубости побили; а воеводу Сендомирского с дочерью и ево приятелей Вишневецких и иных Польских и Литовских людей наши бояре от смерти уберегли…
…Жигимонт король и Паны Рада, умышля Московское государство разорить болши прежняго, устремились в Московском государстве смуту делать и кровь крестьянскую напрасную проливати, велели пустити славу во все пограничные места Московского государства и на Дон к казакам, будто тот вор, который был на Москве государем, с Москвы ушол и у них в Польше жив, а в его место будто ся убит некоторой литвин. Да умысля выслали на Украину Московского государства в Северскую землю другова вора… называючи ево царем Дмитреем…
И пришед тот другой вор с Польскими и Литовскими со многими людми… под царствующий град Москву, и пришед близко Москвы табаром стали, и по городам… в уезды войну распустили, и почали… разоряти села и деревни жечь, и людей в полон имать, а иных побивать и грабить и кровь напрасную проливать без милости, и к царствующему граду к Москве приступать…
И божиею милостию тот вор у Москвы хотенья своего не получил…

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.