Кальвин. Наставления в христианской вере. Часть 2

ЖАН КАЛЬВИН
НАСТАВЛЕНИЕ В ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЕ
ГЛАВА XVII
О ТОМ, ЧТО ИИСУС ХРИСТОС ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗАСЛУЖИЛ ДЛЯ НАС БОЖЬЮ МИЛОСТЬ И СПАСЕНИЕ
1. Есть один вопрос, который следует рассмотреть в самом конце. Некоторые поверхностные умы, запутавшиеся в собственной изощрённости, хотя и признают, что мы получаем спасение через Иисуса Христа, не могут принять слова «заслуга», так как считают, что вследствие этого милость Бога отходит в тень. Поэтому Иисусу Христу они отводят роль орудия или служителя нашего спасения, но не его Совершителя, Главы и Начальника, как называет Его св. Пётр (Деян 3:15).
Я согласен, что если кто-то вменит что-либо в заслугу самому себе и противопоставит её Божьему суду, то не найдётся места ни для какой заслуги, поскольку в человеке нет такого достоинства, которое бы к чему-то обязывало Бога и являлось бы заслугой перед Ним. Очень хорошо сказал об этом св. Августин: «Наш Спаситель, человек Иисус Христос, является светлейшим сиянием Божественного предопределения и благодати, ибо его человеческая природа не могла никакими предыдущими заслугами, будь то дела или вера, привести к тому, чтобы Он стал тем, кем был и есть. Пусть мне ответят, как мог Он заслужить быть Словом, совечным Отцу в личностном единстве, быть единственным Сыном Божьим? Следовательно, источник благодати, частицы которой распространяются на члены – каждому по мере его, – наш Глава. Через эту благодать становятся христианами, когда начинают веровать, так же как через благодать наш Спаситель стал Христом, когда воспринял человеческую природу» (Августин. О предназначении святых, XV, 30 (MPL, XLIV, 981-982). В другом сочинении св. Августин пишет: «Нет более ясного и яркого образа или примера ничем не заслуживаемого предопределения, нежели наш Посредник. Ибо Тот, кто сделал Его праведником от семени Давидова, дабы Он был праведен всегда, сделал это без всяких предыдущих заслуг, исходящих от воли Посредника. Так Он может превращать в праведников неправедных, делая их членами при этом Главе» (Августин. О даре стойкости, XXIV, 67 (MPL, XLV, 1033-1034).
Говоря о заслуге Иисуса Христа, мы не полагаем её истоков в Нём самом, а восходим к решению и повелению Бога, которые были её причиной. Он поставил Иисуса Христа Посредником из чистой, незаслуженной милости, дабы приобрести для нас спасение. Поэтому неразумно противопоставлять заслугу Иисуса Христа милости Бога. Здесь нам следует придерживаться общего правила, согласно которому если две различные вещи проявляются каждая в присущей ей степени, причём одна дополняет другую, то между ними не может быть взаимного отталкивания.
Следовательно, ничто не мешает нам признать, что оправдание было дано людям даром, из чистого Божьего милосердия, но при этом к нему была причастна заслуга Иисуса Христа как средство подчинённого порядка. Противопоставление милости и доброты Бога послушанию Иисуса Христа, когда то и другое имеет свой порядок, – наше человеческое изобретение. Ибо Иисус Христос мог что-либо заслужить только по доброй воле Бога, так как Он был предназначен и поставлен умиротворить своею жертвой гнев Божий и изгладить своим послушанием наши преступления. Итак, поскольку заслуга Иисуса Христа зависит и происходит от одной только благодати Бога, согласно которой нам предписан именно такой род спасения, то эта заслуга, равно как и её причина, должны быть совершенно обоснованно противопоставлены всем видам человеческой справедливости.
2. Правомерность этого различия подтверждают многочисленные места в Писании, например: «Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб …» (Ин 3:16). Мы видим, что на первое место поставлена любовь Бога как высшая причина или источник. Далее следует вера в Иисуса Христа – как вторичная и более близкая к нам причина. Если кто-нибудь возразит, что Иисус Христос – это только формальная причина, которая не обладает подлинной действенностью, то подобное умаление силы Иисуса Христа совершенно несовместимо с только что приведёнными словами. Ибо если мы считаемся праведными благодаря вере, которую полагаем в Нём, то в Нём и следует видеть самую суть нашего спасения. На это указывают многие свидетельства Писания, как, например, у св. Иоанна: «Не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин 4:10). Эти слова ясно говорят о том, что Бог определил для нас средство примирения с Ним в Иисусе Христе, дабы его любви к нам ничто не препятствовало. Само слово «умилостивление» значит многое. Ибо Бог с того времени как возлюбил нас, определённым невыразимым образом был одновременно и нашим врагом, пока не примирился с нами во Христе. Об этом говорят многочисленные утверждения Св. Писания: «Иисус Христос – это очищение от наших грехов» (1 Ин 2:2): «благоугодно было Отцу … чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его» (Кол 1:19-20); «Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их» (2 Кор 5:19); «Мы угодны Ему в его возлюбленном Сыне» (Эф 1:6); своим крестом Иисус Христос примирил «обоих [евреев и язычников] с Богом посредством креста» (Эф 2:16).
Смысл этой тайны можно понять из первой главы Послания к эфесянам, где св. Павел, разъяснив, что мы избраны в Иисусе Христе, добавляет, что через Него мы получили благодать. Бог мог принять в свою любовь и милость тех, кого возлюбил прежде создания мира, только открыв им свою любовь после умилостивления Кровью своего Сына. Поскольку Бог – источник всякой праведности, то, пока мы были грешниками, Он был нашим врагом и судьёй. Поэтому праведность – такая, какой описывает её св. Павел, – для Него есть начало любви: чистого от всякого греха Он сделал грешником ради нас, дабы мы в Нём сделались праведными перед Богом (2 Кор 5:21). Это означает, что через жертву Иисуса Христа праведность дана нам даром, чтобы мы стали угодны Богу. В противном случае мы отчуждены от Него грехом и, естественно, являемся детьми гнева. Кстати, подобное различение отмечается всякий раз, когда Писание соединяет милость Иисуса Христа с любовью Бога. Отсюда следует, что наш Господь приобретённое Им распространил на нас. Иначе Иисусу Христу не подобала бы хвала за то, что благодать принадлежит Ему и исходит от Него.
3. То, что Иисус Христос своим послушанием приобрёл для нас милость Отца и даже что Он заслужил её, открывается и может быть принято вне всяких сомнений на основе многих свидетельств Писания. И я считаю окончательно установленным, что, принеся удовлетворение за наши грехи, претерпев казнь, полагавшуюся нам, и проявив послушание, Он приобрёл для нас спасение своею праведностью. Это можно считать заслугой. И св. Павел свидетель, что Иисус Христос примирил нас с Богом своею смертью (Рим 5:10). Замирение имеет место только в том случае, если ему предшествовали ненависть, оскорбление или раздор. Это означает, что Бог, с полным основанием ненавидевший и презиравший нас за грех, примирился с нами смертью своего Сына и стал благорасположен к нам.
Необходимо также задержать внимание на сопоставлении, которое приводит св. Павел: «Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим 5:19). Смысл этих слов таков: как по вине Адама мы были отчуждены от Бога и предназначены к погибели, так послушанием Иисуса Христа мы возрождены и приняты в любви как праведники. Апостол сказал также, что дар предназначен для того, чтобы преступления были изглажены, а мы – оправданы (Рим 5:16).
4. Итак, когда мы говорим, что милость приобретена для нас заслугой Иисуса Христа, то понимаем под этим, что мы очищены его Кровью и что его смерть была удовлетворением, изглаживающим грехи. Как сказал св. Иоанн, его кровь очищает нас (1 Ин 1:7). И сам Спаситель говорит: «Вот моя кровь, которая проливается ради отпущения грехов» (Лк 22:20). Если сила и действенность пролитой крови таковы, что грехи нам более не вменяются, то отсюда следует, что этой ценою Божий суд удовлетворён. Чему вполне соответствуют слова Иоанна Крестителя: «Вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира» (Ин 1:29). Он противопоставляет Иисуса Христа всем жертвам Закона, уча, что явленные в нём образы осуществились в Иисусе Христе. А мы знаем, что Моисей часто повторяет: нечестие будет искуплено, грех отпущен и изглажен приношениями [Исх 34:7; Лев 16:34 и др.]. Древние образы чётко указывают нам, какова сила и действенность смерти Иисуса Христа. В Послании к евреям апостол разъясняет всё это, напомнив о принципе: без пролития крови не бывает прощения (Евр 9:22). Отсюда он заключает, что Иисус Христос явился со своей жертвой для уничтожения греха. И там же: Христос однажды принёс Себя в жертву, «чтобы подъять грехи многих» [Евр 9:28]. Несколько ранее он сказал, что Христос вошёл во святилище не с кровью козлов и тельцов, но со своею Кровью, дабы приобрести вечное искупление (Евр 9:12).
Далее, когда апостол говорит так: если кровь телицы освящает плоть, чтобы она была чиста, то с тем большим основанием Кровью Христа очищается совесть (Евр 9:13-14), – тогда со всей очевидностью обнаруживается, что люди, не признающие за жертвой Христа силы изгладить грехи, умиротворить Бога и удовлетворить Его, безмерно умаляют благодать, показанную в Законе в виде образов, подобных теням. Вот почему апостол добавляет, что Иисус Христос есть Посредник Нового Завета, посланный, «дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете, призванные к вечному наследию получили обетованное» (Евр 9:15).
Следует отметить также сопоставление, которое проводит св. Павел: Иисус Христос подвергся проклятию ради нас (Гал 3:13). Глупо и абсурдно полагать, будто проклятие на Него было наложено по какой-то иной причине, кроме как для выкупа нашего долга и приобретения праведности. Это перекликается со свидетельством Исайи: «наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились» (Ис 53:5). Ибо если бы Он не дал удовлетворения за наши грехи, то нельзя было бы говорить, что Он примирил нас с Богом, понеся наказание, полагавшееся нам. А это вытекает из слов пророка, которые следуют за только что приведёнными: «за преступления народа Моего претерпел казнь» (Ис 53:8). Толкование св. Петра устраняет все сомнения: «Он грехи наши Сам вознёс … на древо» (1 Пет 2:24). Это значит, что бремя осуждения было возложено на Иисуса Христа и тем самым облегчено для нас.
5. Апостолы достаточно чётко высказываются в том смысле, что Иисус Христос заплатил цену выкупа нас из-под власти смерти. Св. Павел говорит, что мы оправданы по благодати его, соделанным Им искуплением, поскольку Бог повелел Ему достигнуть примирения через веру, которая зиждется на его Крови. Этими словами апостол прославляет милость Божью, по которой Он заплатил за нас цену искупления смертью своего Сына (Рим 3:24-25). Затем апостол призывает нас искать прибежища в пролитой крови, дабы, будучи оправданы ею, мы могли вынести Божий суд. Это подтверждают слова св. Петра: мы выкуплены не золотом и серебром, но драгоценной Кровью непорочного и чистого Агнца (1 Пет 1:18-19). Такое противопоставление не имело бы смысла, если бы цена невинной крови не была достаточной для удовлетворения за грехи. Поэтому св. Павел говорит, что мы куплены дорогою ценою (1 Кор 6:20). В противном случае оказалось бы неправдой сказанное им в другом месте, что есть лишь один Посредник, который отдал Себя в залог и выкуп (1 Тим 2:5-6): ведь, поступая так, Он должен был претерпеть казнь, которую заслужили мы.
Поэтому тот же апостол, определяя, что такое искупление Кровью Христа, называет его «прощением грехов» (Кол 1:14). Тем самым он говорит, что мы оправданы, или прощены Богом, ибо эта Кровь дала удовлетворение. С этим согласуется другое место: свидетельствовавшее против нас долговое обязательство Он уничтожил и пригвоздил ко кресту (Кол 2:14). Подразумевается, что Он уплатил цену, достаточную для освобождения нас от наказания.
Нам следовало бы также глубоко задуматься над словами св. Павла, что если мы оправдываемся делами Закона, то Иисус Христос напрасно умер (Гал 2:21). Это означает, что в Иисусе Христе мы должны искать того, что дал бы нам Закон, если бы мы исполнили его надлежащим образом. Или, что благодатью Христа мы получаем то, что Бог обещал в Законе в награду за дела: «Исполняя [законы Мои], человек будет жив» (Лев 18:5). То же говорил св. Павел и в своей проповеди в Антиохии, как рассказывает об этом св. Лука: веруя в Иисуса Христа, мы оправдываемся во всём, в чём не могли оправдаться Моисеевым Законом (Деян 13:38-39). Ибо если праведность – в соблюдении Закона, то невозможно отрицать, что Иисус Христос, взяв на Себя эту ношу, тем самым примирил нас с Богом, Отцом своим, и заслужил для нас милость. Тот же смысл имеет сказанное в Послании к галатам: «Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных» (Гал 4:4-5). Ради чего было бы это подчинение, если бы Он не приобрёл для нас праведность, возложив на Себя и исполнив то, чего мы не могли исполнить, и заплатив цену, которую нам было не из чего заплатить?
Вот откуда происходит вменение праведности независимо от дел, о чём так много говорит апостол (Рим 4). Бог как бы относит на наш счёт праведность, заключённую в нашем Господе. В самом деле, его плоть именуется «пищей» (Ин 6:55) именно потому, что мы обретаем в ней субстанцию жизни. Эта сила проистекает только из распятия Христа ради уплаты и возмещения за все наши долги. Как сказал св. Павел. Он «предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Эф 5:2). А также: Иисус Христос «предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим 4:25).
Из этого нам следует заключить, что Иисус Христос был дан нам не только для спасения, но и для того, чтобы Отец из благосклонности к Нему был благосклонен и к нам. Нет сомнений, что образно сказанное Богом через Исайю полностью осуществилось в Искупителе: «Я сделаю это ради Себя и ради Давида, раба Моего» (Ис 37:35). Верно и полно передал это св. Иоанн, сказав, что прощены нам «грехи ради имени Его» (1 Ин 2:12). Хотя имя Иисуса Христа здесь прямо не названо, смысл очевиден. И в этом смысле сам Господь провозглашает: «Как Я живу Отцом, так и вы будете жить Мною» (Ин 6:57). Этому полностью соответствует сказанное св. Павлом: «Вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп 1:29).
6. Задаваться вопросом, заслужил ли что-либо Иисус Христос сам по Себе, как это делают «Мастер сентенций» и схоласты, – это безрассудное любопытство. И искать ответ на него так, как ищут они, – чрезмерная дерзость. Зачем нужно было Сыну Божьему снисходить на землю, чтобы добиться неведомо чего нового, Ему, который обладал всем? И Бог, излагая свой замысел, в соответствии с которым Он послал своего Сына, устраняет все сомнения: Он не добивался блага и пользы для Сына через заслуги, каковые Сын мог бы иметь, но не пощадил Его и предал смерти ради великой любви к миру (Рим 8:32).
Следует также вспомнить такие речения: «Младенец родился нам; Сын дан нам» (Ис 9:6); а также: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, дщерь Иерусалима: се, Царь твой грядёт к тебе, праведный и спасающий» (Зах 9:9). Ибо они показывают, что Иисус Христос думал только о нас и о нашем благе. Если бы Он желал пользы Себе, то не имели бы никакого смысла слова св. Павла, что, «будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его» (Рим 5:10). Но из них можно заключить, что Сын не заботился о Себе, о чём Он и сам прямо заявляет: «За них Я посвящаю Себя» (Ин 17:19). Ясно, что Он не ищет никакой выгоды для Себя и отдаёт другим плод своей святости.
В самом деле, это очень важный момент: Иисус Христос, полностью отдавшись делу нашего спасения, словно забывает о Себе. Сорбоннцы извращают слова св. Павла, прилагая их к этой теме: Отец «превознёс Его и дал Ему имя выше всякого имени» (Флп 2:9) якобы только потому, что Иисус Христос умалился. Но какими заслугами мог бы Он, являясь человеком, достигнуть чести быть Судьёй мира и главою Ангелов, управлять суверенной державой Бога, тогда как ни одно творение, небесное или земное, не может своими силами и достоинствами получить даже тысячной доли его величия? Но, поскольку они так уж привязаны к слову «поэтому», решение оказывается очень простым. Св. Павел не рассуждает здесь о причине возвышения Иисуса Христа, а лишь показывает последовательность, в которой Он является для нас примером: возвышение последовало за уничижением. Он хотел выразить то, о чём сказано в другом месте: Христу надлежало пострадать, и тем самым Он вошёл в свою славу (Лк 24:26).
КНИГА III
О ТОМ, КАК БЫТЬ ПРИЧАСТНИКОМ БЛАГОДАТИ ИИСУСА ХРИСТА, О ПЛОДАХ, КОТОРЫЕ МЫ ОТ ЭТОГО ПРИОБРЕТАЕМ, И О РЕЗУЛЬТАТАХ ДЕЙСТВИЯ БЛАГОДАТИ
ГЛАВА I
О ТОМ, ЧТО БЛАГА, ПРИНЕСЁННЫЕ НАМ ИИСУСОМ ХРИСТОМ, О КОТОРЫХ ГОВОРИЛОСЬ ВЫШЕ, МЫ ПОЛУЧАЕМ ПОСРЕДСТВОМ ТАЙНОГО
ДЕЙСТВИЯ СВЯТОГО ДУХА
1. Теперь нам предстоит рассмотреть, каким образом приходят к нам те блага, которые Бог-Отец даровал в Своём Сыне. Ведь Сын получил их не для Себя, но чтобы помочь бедным и немощным. Прежде всего нужно отметить, что пока мы пребываем вне Христа и отделены от Него, всё, что Он совершил и претерпел ради спасения человеческого рода, для нас бесполезно и лишено всякого значения. Следовательно, дабы приобщиться к благам, которыми Отец обогатил и наполнил Его, необходимо, чтобы Он стал нашим и обитал в нас. Поэтому Иисус Христос назван нашим Главой (Еф 4:15) и «первородным между многими братиями» (Рим 8:29). В то же время говорится, что мы укоренены в Нём (Рим 11:17) и облеклись во Христа (Гал 3:27), так как ничто из того, чем Он обладает, не принадлежит нам до тех пор, пока, как сказано, мы не соединимся с Ним. Всё это мы приобретаем через веру. Тем не менее, поскольку мы видим, что в общение со Христом, которое предложено в Евангелии, вступают не все без какого бы то ни было различия, разум требует пойти дальше и уяснить силу и тайное действие Св. Духа. Это причина того, что мы обретаем Христа и все исходящие от Него блага.
Выше я довольно подробно говорил о божественности и вечной сущности Св. Духа. Поэтому сейчас читателям будет достаточно следующего утверждения: Иисус Христос пришёл «водою и кровью» [1 Ин 5:6-7] и о Нём свидетельствует Дух, дабы спасение, которое Он приобрел для нас, не было утрачено, не принеся никакой пользы. Св. Иоанн указывает нам трёх свидетелей на небе: Отца, Слово и Духа – и трёх на земле: воду, кровь и духа (1 Ин 5:7-8). Не случайно о свидетельстве Духа сказано дважды: мы ощущаем Его запечатлённым в наших сердцах точно печатью очищения и жертвы, которые заключаются в смерти Сына Божьего. Поэтому и св. Пётр говорит, что верующие суть избранные через освящение от Духа к послушанию и окроплению кровью Христа (1 Пет 1:1-2). Этим он объявляет нам, что наши души очищены неизъяснимым омовением Духа, чтобы однажды пролитая святая кровь не была пролита напрасно. Именно поэтому св. Павел, говоря о нашем очищении и оправдании, указывает, что то и другое мы получили именем Иисуса Христа и Духом Бога нашего (1 Кор 6:11). Отсюда следует, что Св. Дух – это как бы связующее звено, посредством которого Сын Божий действенным образом соединяет нас с Собою. Сюда относится всё то, к чему мы пришли, рассуждая о помазании Иисуса Христа в предыдущей книге.
2. Чтобы лучше уяснить этот необычайно важный для нас вопрос, необходимо вспомнить, что Иисус Христос пришёл, исполненный Св. Духа особым образом – чтобы отделить нас от мира и собрать в надежде на вечное наследие. Он потому назван освящающим Духом, что не только даёт нам жизненные силы и поддерживает нас Своею силой, проявляющейся как во всём человеческом роде, так и в других живых существах, но и потому, что является для нас корнем и семенем небесной жизни. Пророки прославляют под этим именем Царство Иисуса Христа как раз по той причине, что Он должен принести нам величайшие щедроты Св. Духа. Особенно примечательны здесь слова Иоиля: «Излию от Духа Моего на всякую плоть … в те дни излию от Духа Моего» (Иоил 2:28-29). Хотя кажется, что Господь ограничивает дары Духа только пророческим служением, этот образ следует понимать в том смысле, что светом Своего Духа Бог соделает учеников из людей, прежде невежественных и не имевших ни влечения, ни способностей к небесному учению.
Поскольку Бог-Отец уделил нам от Своего Духа ради Сына Своего, но при этом вложил в Него всю Его полноту, дабы сделать Его служителем и дарителем Божьих щедрот, проявившихся по отношению к нам, то по этим двум причинам Дух именуется то Духом Отца, то Духом Сына. «Вы не по плоти живёте, а по духу, – говорит св. Павел, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» (Рим 8:9). Стремясь убедить нас в полноте нашего обновления, он добавляет, что Воскресивший Христа из мёртвых оживит и наши смертные тела Духом Своим, живущим в нас (Рим 8:11). Нет никакого противоречия в том, чтобы воздавать хвалу Отцу за Его дары, которых Он и Создатель, и одновременно прославлять за них Иисуса Христа, потому что эти дары даны в Его распоряжение и Он раздаёт их своим верным, как Ему угодно. Поэтому Иисус и призывает к Себе всех жаждущих, чтобы они шли к Нему и пили (Ин 7:37). Св. Павел говорит, что Дух даётся каждому по мере дара Христова (Еф 4:7).
Следует заметить, что Он именуется Духом Христовым не только потому, что предвечный Сын Бога в Своей Божественной сущности соединён Им с Отцом, но и в связи с самой личностью Посредника: Его пришествие не было бы действенным, если бы Он снизошёл к нам, не обладая этой силой. Поэтому Он и назван вторым Адамом – снисшедшим с небес животворящим Духом (1 Кор 15:45). Св. Павел противопоставляет ту особую жизнь, которую Иисус Христос влагает в своих – верующих, дабы соединить их с Собою, плотской жизни отверженных. Подобно этому, когда он просит о том, чтобы любовь Божия и благодать Христова излились на верующих, он добавляет «и общение Святого Духа», без чего никто не вкусит ни отеческой милости Бога, ни Христовых благ. Как мы и читаем в другом месте, «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим 5:5).
3. Здесь полезно вспомнить, какие наименования и атрибуты даются Св. Духу в Писании, когда речь заходит о начале и обо всём движении к восстановлению нашего спасения и о его осуществлении. Прежде всего Он именуется Духом усыновления, потому что свидетельствует нам о получаемом даром благоволении, в котором небесный Отец принимает нас в Своём возлюбленном Сыне и, удостоверяя, что мы – дети Божьи, вселяет в нас доверие и дерзновение в молитве. Он даже вкладывает в наши уста слова, указывающие, к Кому мы можем безбоязненно взывать: «Авва, Отче» (Гал 4:6). По той же причине Он зовётся залогом и печатью нашего наследия (2 Кор 1:22), ибо животворит нас с небес, хотя мы – странники в этом мире и подобны мёртвым. Он удостоверяет, что нашему спасению, на страже которого стоит Бог, не угрожает никакая опасность. Отсюда другое именование – «жизнь по причине праведности» (Рим 8:10).
Иисус делает нас способными приносить плоды праведности, изливая на нас невидимую благодать, подобно тому как дождь орошает землю своею влагой. Вот почему Он нередко именуется «водой», как, например, у Исайи: «Жаждущие! идите все к водам» (Ис 55:1). А также: «Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее» (Ис 44:3). С этим перекликается упоминавшееся нами речение Иисуса Христа: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин 7:37). Иногда это именование связано с очистительной силой Духа, как у Иезекииля, где Бог обещает окропить Свой народ чистой водою, чтобы он очистился от всех скверн (Иез 36:25). А поскольку, орошая нас влагой Своей благодати, Он восстанавливает наши силы, укрепляет и оздоровляет нас, то Ему дается также имя «елея» и «помазания» (1 Ин 2:20, 27). С другой стороны, так как Дух, прокаливая и сжигая наши порочные похоти, подобно отбросам и всякому сору, воспламеняет наши сердца любовью к Богу и желанием служить Ему, Он с полным основанием именуется «огнём» (Лк 3:16). В конечном счете, Дух предстаёт перед нами как единственный источник (Ин 4:14), откуда изливаются на нас все небесные богатства, и как рука Господня, посредством которой Бог являет Свою силу (Деян 11:21). Ибо мы Его духновением возрождаемся к небесной жизни, дабы нас более не подталкивали и не вели за собой собственные желания, но чтобы мы были ведомы Его дыханием и действием, так что если есть в нас что-то доброе, то это лишь плод Его благодати: без Него весь блеск наших добродетелей – ничто, лишь ослепление духа и извращённость сердца.
Мы уже ясно показали, что пока мы не познали Иисуса Христа через Его Духа, чтобы воззвать к Нему, Он не действует в нас. Без этого блага мы только смотрим на Него издалека, как на нечто внешнее, то есть предаёмся холодному созерцанию. Мы знаем, что Иисус Христос приносит пользу лишь тем, для кого Он – глава и первородный среди братьев (Еф 4:15; Рим 8:29), более того – тем, кто облёкся в Него (Гал 3:27). Только через такое соединение Его пришествие под именем Спасителя не напрасно и не бесплодно для нас. К той же цели устремлено и священное супружество, посредством которого мы становимся плотью от плоти Его, и костями от костей Его, то есть едиными с Ним. Но Он соединяется с нами только через Своего Духа, благодатью и силой которого Он делает нас членами Своего тела (Еф 5:30), чтобы хранить нас подле Себя и чтобы мы в свою очередь обладали Им.
4. Но поскольку главное дело Духа – вера, то большая часть того, что мы читаем о Нём в Писании, касается Его силы и действия по отношению к вере, посредством которой Он подводит нас к свету Евангелия. Как говорит св. Иоанн, всем верующим во Христа даётся честь быть детьми Божьими, которые родились не от плоти и крови, но от Бога (Ин 1:12-13). Противопоставляя Бога плоти и крови, он указывает, что принятие избранными Иисуса Христа через веру – сверхъестественный небесный дар, – иначе бы они оставались в плену своего неверия. Об этом свидетельствует и ответ Иисуса Христа Петру: «Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Мф 16:17). Я лишь бегло касаюсь этих предметов, так как они подробно рассматривались в другом месте (/2/2.18-21). С этим вполне согласуются и слова св. Павла о том, что уверовавшие запечатлены Святым Духом обетования (Еф 1:13). Это означает, что Он есть внутренний наставник, благодаря которому обетование спасения входит внутрь нас и проникает в наши души, и что в противном случае оно было бы лишь сотрясанием воздуха и звоном в ушах. Подобно этому, когда апостол говорит, что фессалоникийцы избраны Богом через освящение Духом и веру истине (2 Фес 2:13), то, развивая эту мысль, мы убеждаемся, что вера происходит только от Духа. Более непосредственно заявляет об этом св. Иоанн, который говорит: «Что Он [Иисус Христос] пребывает в нас, узнаём по духу, который Он дал нам» (1 Ин 3:24). А также: «Что мы пребываем в Нём и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего» (1 Ин 4:13).
Поэтому Господь Иисус, желая сделать Своих учеников способными к восприятию небесной мудрости, обещает им «Духа истины, Которого мир не может принять» (Ин 14:17), и объявляет, что миссия Духа – напомнить всё и сделать понятным всё, чему их учил Иисус. Свет бесполезен для слепых, если этот Дух понимания не откроет глаза разума. Его по праву можно назвать ключом, которым открываются для нас сокровища Царства Небесного, а просвещение Им может быть названо зрением души. Вот почему св. Павел так прославляет служение Духа (2 Кор 3:6). В его словах заключено также поучение о животворящем действии Духа, поскольку никакие учители ни в чём бы не преуспели, если бы суверенный наставник Иисус Христос не действовал изнутри, чтобы привлечь тех, кого дал Ему Отец. Как мы говорили, совершенное спасение обретается в Иисусе Христе и Он, дабы соделать нас причастниками спасения, крестит нас Духом Святым и огнём (Лк 3:16), просвещая верой в Своё Евангелие и возрождая нас, так что мы становимся новыми творениями. Наконец, Он очищает нас от всякой грязи и скверны и посвящает Отцу как святые храмы.
ГЛАВА II
О ВЕРЕ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРЫ И ПРИСУЩИХ ЕЙ СВОЙСТВ
1. Всё вышеизложенное станет понятнее, когда мы дадим более ясное определение веры, чтобы лучше раскрыть перед читателями её силу и самоё природу. При этом следует твёрдо помнить то, чему мы учили раньше: Бог установил посредством Закона, что нам надлежит делать. Нам грозит его приговор к вечной смерти, если мы хоть однажды споткнёмся, и Он удерживает нас под Законом с такой силой, как будто готовится поразить в самую голову. Далее, нужно иметь в виду, что исполнение Закона полностью для нас не просто тяжело, но превосходит все наши силы и способности, если мы полагаемся только на себя и рассчитываем на собственные заслуги; если мы так считаем, то нам не остаётся ни капли надежды и мы – несчастные люди, отвергнутые Богом, – подлежим неминуемому осуждению. Наконец, мы установили, что есть лишь одно-единственное средство избавить нас от этого страшного несчастья – Иисус Христос, явившийся как Искупитель. В Его лице Небесный Отец, сжалившись над нами, по своему беспредельному милосердию пожелал подать нам помощь, причём при условии, что мы будем иметь твёрдую веру в это милосердие и непрестанно полагать в нём непоколебимую надежду.
Теперь нам следует подробно рассмотреть, какой должна быть та вера, благодаря которой усыновлённые Богом вступят во владение Царством Божьим: ибо просто соответствующее мнение или даже убеждение недостаточно для такого великого дела.
Причём старательно прилагать результаты нашего исследования для постижения природы и истинной сути веры нам тем более необходимо, что большинство людей в этом деле – сущие младенцы. Ибо они, слыша слово «вера», подразумевают под ним лишь принятие евангельской истории. Даже когда о вере дискутируют в теологических школах, прямо утверждая, что её объект – это Бог, тем не менее, нынешние учителя постоянно соблазняют бедные души легковесными спекуляциями, а не направляют их к единственной цели. Ибо коль скоро Бог обитает в неприступном свете (1 Тим 6:16), то необходимо, чтобы перед нами шёл Христос и вёл нас к Нему.
Поэтому, в частности, Он именуется светом миру (Ин 8:12), а в другом месте – путём, истиной и жизнью (Ин 14:6), ибо никто не приходит к Отцу, источнику жизни, иначе, как через Него, и никто, кроме Него, не знает Отца, и служение Его в том, чтобы открыть Отца своим верным (Лк 10:22). В силу этого св. Павел заявляет, что ничего не полагает достойным знания, кроме Иисуса Христа (1 Кор 2:2), а в Деяниях апостолов он говорит, что радуется лишь тому, что познал веру в Иисуса Христа [Деян 20:21]. В другом месте апостол рассказывает об обращённом к нему призыве: «Я … посылаю тебя [к язычникам] …, чтобы они … верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освящёнными» (Деян 26:17-18). Ещё он говорит, что слава Божия открывается нам в лице Иисуса Христа и что это есть зеркало, в котором нам дано всякое знание (2 Кор 4:6).
Безусловно, вера обращена к единому Богу; но к этому следует добавить, что это означает веру в Иисуса Христа, которого Он послал, ибо Бог был бы глубоко сокрыт от нас, если бы Сын не осветил нас Его лучами. С этой целью Отец вложил в Него все блага, чтобы явить Себя миру в лице Иисуса Христа и тем самым дать нам истинный образ Своей славы.
Как было сказано выше, к обретению Господа Иисуса нас может привести только Св. Дух; подобно этому у нас должна быть убеждённость, что искать Отца можно только в этом образе. Св. Августин весьма проницательно замечает, что взрастить в себе подлинную веру мы можем только зная, куда и каким путём мы должны идти. И он сразу же заключает, что путь, который хранит от любых заблуждений, – это познание Того, Кто есть Бог и человек. Ибо мы стремимся к Богу, и человеческая природа Иисуса Христа ведёт нас к Нему.
Впрочем, и слова св. Павла о нашей вере в Бога вовсе не противоречат тому, что он часто повторяет относительно веры, твёрдое основание которой – Иисус Христос. А св. Пётр блестяще объединяет ту и другую, провозглашая, что через Христа мы веруем в Бога (1 Пет 1:21).
2. В этом зле, как и во множестве других, повинны теологи Сорбонны, которые, насколько были в силах, покрыли Иисуса Христа, словно завесой. А ведь если мы не смотрим прямо на Него, то лишь бесконечно блуждаем по лабиринтам. Помимо того, что своим путаным определением веры они соорудили лишь некое её фантастическое подобие, которое назвали «имплицитной», или «слепой» верой, – и это название отражает самое тёмное невежество, с которым только можно столкнуться, – они обманывают бедный простой народ и губят его. Эта фантазия (если говорить прямо и открыто) не только умерщвляет истинную веру, но совершенно её истребляет. Разве вера заключается в том, чтобы ничего не понимая, отдавать Церкви право определять её смысл? Конечно же, вера основывается не на неведении, а на знании, причём на знании не только о Боге, но и о Его воле.
Ибо мы получаем спасение не потому, что готовы принять за истину всё то, что постановит Церковь, или потому, что возлагаем на неё задачу ставить вопросы и узнавать ответы. Мы получаем его постольку, поскольку сами познаём, что Бог – наш благосклонный Отец; получаем вследствие примирения, совершившегося в Иисусе Христе, и вследствие того, что мы принимаем Его как данного нам ради праведности, освящения и жизни. Именно благодаря такому знанию, а не слепому подчинению ума непонятным вещам, получаем мы доступ в Царство Небесное. Апостол, сказавший, что «сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим 10:10), вовсе не считает, что достаточно слепо веровать в то, чего не понимаешь. Наоборот, он требует чистого и ясного знания о доброте Бога, в каковой и заключена наша праведность.
3. Я, разумеется, вовсе не отрицаю, что мы ослеплены неведением, что множество вещей скрыто от нас до тех пор, пока мы не избавимся от смертного тела и не приблизимся к Богу. Относительно таких вещей я утверждаю, что для нас в высшей степени необходимо воздержаться от собственного суждения и направить нашу волю на единение с Церковью. Однако называть верой чистое невежество – сущее издевательство. Ибо вера зиждется на познании Бога и Христа (Ин 17:3), а не на почитании Церкви. И действительно, мы видим, к какой пропасти они подталкивают нас этой самой «импликацией», или сокрытостью. Несведущие люди принимают всё, что предлагают им от имени Церкви, без всякого различения – даже самые тяжкие заблуждения. Подобная опрометчивость, хотя она толкает прямо к гибели, считается простительной, даже если люди ни во что не верят с достаточной решимостью, – но лишь при условии, что такова вера Церкви. Тем самым они как бы видят истину в заблуждении, свет – в ослеплении, знание – в невежестве.
Чтобы долго не задерживаться на этом безрассудстве, мы лишь призываем читателей сопоставить его с нашим учением – и тогда сам свет истины даст достаточно аргументов, чтобы разгромить схоластов. Ибо для них вопрос состоит не в том, насколько вера сокрыта незнанием и невежеством. Напротив, они убеждены, что те, кто сам оглупляет себя, не желая ничего знать, и даже похваляется своей глупостью, веруют так, как нужно, поскольку принимают авторитет и суждение Церкви, ничего в них не понимая. Как будто Писание во множестве мест не учит, что понимание неразрывно связано с верой.
4. Итак, мы признаём, что, пока мы – странники в мире, вера всегда остаётся в определённой степени слепой, – не только потому, что многое нам ещё неведомо, но и потому, что запутавшись во множестве заблуждений, мы не понимаем многих вещей так, как следовало бы. Поэтому высшая мудрость наиболее совершенных людей состоит в том, чтобы возрастать и двигаться дальше, оставаясь смиренными и простосердечными. Св. Павел побуждает верующих, если они мыслят о чём-то по-разному, ожидать более полного откровения (Флп 3:15). Опыт учит нас, что мы не постигнем всего, чего желаем, пока не отрешимся от плоти. Каждый день, читая Писание, мы встречаем немало тёмных мест, которые убеждают нас в нашем невежестве; этой уздою Бог удерживает нас в скромности, уделяя каждому его долю и меру веры, так что даже самый великий и искусный учитель должен быть готов учиться.
У нас есть немало прекрасных примечательных примеров слепой веры учеников Господа нашего Иисуса – до того, как они были окончательно просвещены. Мы видим, как им было трудно овладеть начатками учения, как они колебались и сомневались даже относительно самых незначительных вещей и как мало они продвинулись вперёд, хотя постоянно смотрели в рот своему Учителю. Более того, когда они пришли ко гробу, воскресение, о котором они столько раз слышали, казалось им сном. Иисус Христос уже дал им свидетельства, в которые они уверовали, и поэтому нельзя сказать, что они вовсе не имели веры; но поскольку они не были убеждены, что Иисус Христос должен воскреснуть из мёртвых, всякое желание следовать Ему в них угасло. И отнюдь не суеверие побуждало женщин помазать ароматами мёртвое тело, на воскресение которого они ничуть не надеялись. Но хотя они верили словам Сына Божьего, их умы всё же пребывали в неведении и удерживали их веру во мраке, так что их охватила крайняя растерянность. Поэтому сказано, что лишь воочию убедившись в истинности слов Господа Иисуса, ученики наконец уверовали. Не начали веровать, но семя веры, словно умершее в их сердцах, вновь обрело плодоносную силу. У них была истинная вера, но слепая, когда они приняли Сына Божьего как своего единственного Учителя. Позже, наученные Им, они признали в Нём совершителя спасения. И наконец они уверовали, что Иисус Христос пришёл с небес, чтобы по благодати Бога-Отца собрать для бессмертного наследия тех, которые стали истинными Его учениками. Всему этому нет лучшего и более понятного доказательства, нежели чувство, знакомое каждому, – когда к вере примешивается некая частица неверия.
5. Таким образом, мы можем назвать верой то, что, собственно говоря, является только приготовлением к ней. Евангелисты рассказывают, что многие уверовали, будучи лишь изумлены чудесами Иисуса Христа, восхитившись Им, и приняли Его как обетованного Искупителя, хотя мало знали евангельское учение или не знали вообще. Подобное почитание, охватившее их и подчинившее Иисусу Христу, удостаивается звания веры, несмотря на то, что это только самоё её начало.
У св. Иоанна (Ин 4:53) мы видим, как царедворец, поверивший обещанию Иисуса Христа исцелить его сына, вернувшись домой, тотчас уверовал, потому что услышанное из уст Иисуса Христа он воспринял как вещание небесного оракула. А затем он подчинился его власти, дабы принять Христово учение. При этом нужно иметь в виду, что у этого царедворца возрастало предрасположение к послушанию и учению. Так что слово «поверил» в начале этого отрывка [Ин 4:50] означает один род веры; слово «уверовал» в дальнейшем изложении [Ин 4:53] имеет более глубокий смысл и включает этого человека в число учеников нашего Господа, то есть людей, открыто присоединившихся к Нему. Св. Иоанн даёт нам ещё один похожий пример. Он относится к самарянам, которые, уверовав по слову женщины, устремились к Иисусу Христу. Это начало веры. Но услышав Его самого, они сказали: «Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира» (Ин 4:42).
Из этих свидетельств обнаруживается, что люди, ещё не усвоившие даже первоначальных элементов, благодаря их склонности повиноваться Богу называются верующими, но не в собственном смысле слова, а потому, что Бог по своей щедрости оказывает им эту честь за само их устремление. Подобная покорность, сопряжённая с желанием учиться, резко отличается от злостного невежества, в котором коснеют и засыпают люди, удовлетворяющиеся своей слепой верой в том виде, в каком её представляют себе паписты. И если св. Павел сурово осуждает «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2 Тим 3:7), то насколько же большего позора и поношения заслуживают те, кто по собственной воле не желают ничего познавать!
6. Вот в чём заключается истинное познание Иисуса Христа: чтобы мы приняли Его таким, каким Он послан нам Отцом, то есть вместе с Его Евангелием. Он предназначен быть целью нашей веры, но мы никогда не придём к Нему иначе, как через Евангелие. Именно там открываются нам сокровища благодати. Если они скрыты, Иисус Христос не может принести нам пользы. Вот почему св. Павел, излагая учение о вере, говорит об этой неразрывной связи так: «Вы не так [как прочие народы] познали Иисуса Христа, если узнали, в чём истина» (Еф 4:20-21). Я не ограничиваю веру Евангелием и признаю, что в своё время для её утверждения было достаточно Моисея и пророков. Но поскольку наиболее полно она раскрыта в Евангелии, св. Павел не без оснований называет его учением о вере. И поэтому в другом месте он говорит, что с наступлением веры окончился Закон (Рим 10:4); под этим он подразумевает новый способ научения, который принёс с Собою Сын Божий, поскольку Он гораздо лучше открыл нам милосердие Отца и, поставленный над нами учителем и наставником, яснее и понятнее засвидетельствовал о спасении.
Нам будет легче это понять, если мы будем нисходить от общего к частному. Во-первых, нам следует убедиться в соответствии веры Слову, от которого она не может быть отделена, как лучи не могут быть отделены от солнца, которое их испускает. Вот почему Бог призывает устами Исаии: «Послушайте, и жива будет душа ваша» (Ис 55:3). На источник веры указывает и св. Иоанн: «Сие же написано, дабы вы уверовали» (Ин 20:31). Пророк, стремясь подвигнуть народ к вере, восклицает: «О, если бы вы ныне послушали гласа Его» (Пс 94/95:7). Слово «послушать» обычно означает «уверовать». В заключение заметим, что Бог не зря отделяет по этому признаку сыновей Церкви от чужих: первых Он будет учить, чтобы они стали Его учениками. Этим объясняется многократное использование св. Лукой слов «верующие» и «ученики» как равнозначных, причём последнее прилагается также и к женщине (Деян 6:1, 2, 7; 9:1, 10, 19, 25, 26, 38; 11:26, 29; 13:52; 14:20, 28; 15:10 и т.д.).
Поэтому если вера хотя бы в малейшей степени отклоняется от цели, к которой должна постоянно стремиться, то она утрачивает свою истинную природу и превращается в неопределённое верование, в беспрерывное блуждание ума. Слово есть основание, которым поддерживается и на которое опирается вера; оторванная от него, она тут же спотыкается. Отнимите Слово – и не останется никакой веры.
Здесь мы не рассматриваем вопрос, необходимо ли для того, чтобы сеять Слово, от которого рождается вера, служение человека, – мы рассмотрим его в другом месте (/4/1.5). Но мы утверждаем, что Слово, откуда бы оно ни исходило, является как бы зеркалом, в которое должна смотреться вера и созерцать Бога. Пользуется ли Бог служением человека или действует Своей собственной силой, Он являет Себя тем, кого хочет привлечь к Себе, в Своём Слове. Поэтому св. Павел называет веру послушанием Евангелию (Рим 1:5). В другом месте он радуется, как служат вере филиппийцы (Флп 2:17). Ибо речь идёт не только о рассудочной вере, в которой мы исповедуем, что Бог есть, но главным образом о постижении воли Божьей в отношении нас. Ибо нам полезно знать не только то, каков Бог в Себе, но и то, каковым Он желает явить Себя нам. Мы уже знаем, что вера – это познание воли Бога, воспринимаемой через его Слово. Её основание – это убеждение в истинности Бога. Пока ты твёрдо и всем сердцем не убеждён в этом, авторитет Слова для тебя слабеет или вовсе исчезает. Кроме того, недостаточно веровать, что Бог истинен, что Он не может лгать и обманывать, – ты должен со всей решимостью принять, что всё, исходящее от Него, есть несомненная, непреложная истина.
7. Но поскольку человеческое сердце не способно утвердиться в вере каждым словом, исходящим от Бога, нам следует рассмотреть, что такое собственно вера, – в том смысле, в каком она представлена в Слове Божьем. Голос Бога сказал Адаму: «Смертию умрёшь» (Быт 2:17). Голос Бога сказал Каину: «Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт 4:10). Все подобные выражения могут лишь поколебать веру, а не утвердить её. Мы не отрицаем, что вера выражается в согласии с Божьей правдой, когда бы она ни провозглашалась, в чём бы ни состояла и каким бы образом ни объявлялась. Но сейчас нас интересует, что может извлечь из подобных слов вера для опоры и успокоения. Если наше сознание не видит здесь ничего, кроме гнева и жажды мести, то как ему не задрожать от ужаса? А если оно однажды испугалось Бога, то как ему не бежать от Него? Но вера должна искать Бога, а не бежать от Него.
Итак, обнаруживается, что у нас ещё нет полного определения веры, поскольку нельзя считать верой знание какой-либо конкретной воли Бога. Что произойдёт, если на место воли, от которой нередко исходит дурная и устрашающая весть, мы поставим благоволение и милость? Именно на этом пути мы приблизимся к природе веры. Ибо только тогда мы будем любовно направлены на поиски Бога, когда узнаем, что в Нём наше спасение. А это Он открывает нам, убеждая в Своей заботе о нас. Поэтому нам необходимо обетование благодати, которым Бог засвидетельствовал бы, что Он – наш благосклонный Отец, ибо без такого обетования никто не в состоянии приблизиться к Нему: сердце человека может упокоиться только в обетовании.
Поэтому в псалмах эти слова – «милость» и «правда», «истина» – так часто стоят рядом: между ними существует неразрывная связь. Нам ничего не дало бы знание, что Бог истинен, если бы Он не призывал нас к Себе, привлекая Своим милосердием. И мы бы не поняли этого милосердия, если бы Он не объявил о нём Своими устами. Вот примеры: «Я возвещал правду Твою … не утаивал милости Твоей и истины Твоей … милость Твоя и истина Твоя да охраняют меня … непрестанно» (Пс 39/40:10 сл.); «милость Твоя до небес, истина Твоя до облаков» (Пс 35/ 36:6); «все пути Господни – милость и истина к хранящим завет Его» (Пс 24/25:10); «ибо велика милость Его к нам, и истина Господня вовек» (Пс 116/117:2); «славлю имя Твоё за милость Твою и за истину Твою» (Пс 137/138:2). Я не буду цитировать то, что часто повторяли пророки, – что Бог, будучи благосклонен к нам, верен в Своих обетованиях. Для нас было бы дерзостью полагать, что Бог к нам благосклонен, если бы Он Сам не засвидетельствовал об этом и не предостерегал нас, привлекая к Себе, так что Его воля становилась для нас ясной и несомненной. Мы уже видели, что Бог дал нам в залог Своей любви Своего Сына. Без этого и вверху, и внизу нам виделись бы лишь знамения гнева и ненависти.
Поскольку знание о доброте Бога не может иметь большой ценности, если оно не успокаивает нас, то к нашему разумению не должно примешиваться сомнение. Между тем наше знание недостаточно твёрдо, оно склонно к колебаниям и спорам. Поэтому необходимо, чтобы человеческий разум, пусть даже затемнённый и ослеплённый, смог познать волю Божью и чтобы сердце, привыкшее к сомнениям и неопределённости, укрепилось и успокоилось её твердым знанием. Прежде чем посредством Слова Божьего наша вера достигнет своей полноты, сознание человека должно быть просвещено, а сердце укреплено извне. Теперь мы можем получить исчерпывающее определение веры, если скажем, что это есть твёрдое и надёжное знание доброй воли Бога по отношению к нам. Это знание, основанное на обетовании, что дано нам даром в Иисусе Христе, открывается нашему разуму и запечатлевается в нашем сердце Святым Духом.
8. Прежде чем идти дальше, нам необходимо сделать несколько предварительных замечаний, чтобы развязать узлы, которые могут помешать читателям и замедлить их продвижение вперёд. Во-первых, мы должны отвергнуть различение между «сформировавшейся» и «несформировавшейся» верой, которое всегда было в моде у сорбоннских схоластов (Пётр Ломбардский. Цит. соч., III, dist. XXIII, 4 s.; Фома Аквинский. Цит. соч, II, 2, Q. IV, art. 3-4.). Они воображают, что люди, вовсе лишенные страха Божьего и набожности, всё-таки не перестают веровать в то, что необходимо для спасения. Как будто Св. Дух, просвещающий наше сердце верою, не является свидетелем нашего усыновления. Вопреки всему Писанию они в своей гордыне считают знание подобных людей верой. Нет необходимости опровергать их определение долгими рассуждениями, – ибо его убедительно опровергает само Писание. И тут выясняется, насколько глупо и грубо они болтают – невозможно сказать «говорят» – о столь возвышенном предмете.
Частично я уже касался его, остальное будет рассмотрено в своё время. А сейчас скажу лишь, что невозможно изобрести что-то более неудобоваримое, нежели их фантазии. Они полагают, что согласие хулителей Бога считать содержание Писания истинным должно считаться верой (Фома Аквинский. Цит. соч., II, 2, Q. II, art. 1).
Поэтому прежде всего нужно выяснить, приобретает ли человек веру собственными усилиями или это Св. Дух посредством нее свидетельствует нам об усыновлении. Но когда их спрашивают, подобна ли вера, возникшая от пришедшей к нам на помощь любви, той вере, о которой толкуют они, схоласты что-то бормочут, как малые дети. И становится очевидным, что они ничего не знают об особом даре Духа, рождающем в нас веру. Ибо начало веры заключает в себе примирение, посредством которого человек получает доступ к Богу. Если бы они задумались над речением св. Павла, что сердцем веруют к праведности (Рим 10:10), они бы прекратили легкомысленно уподоблять своей «вере» веру, возникающую благодаря помощи внешних сил.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.