Краткий очерк телевидения

Н.А. ГОЛЯДКИН

КРАТКИЙ ОЧЕРК СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО И ЗАРУБЕЖНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ

ЧАСТЬ 1. ВВЕДЕНИЕ

В истории зарубежного, равно как и отечественного телевидения, прослеживается несколько этапов. Первый – экспериментальный, на котором главными фигурами выступают изобретатели и инженеры. Второй – этап начала и становления регулярного вещания на стандартах, близких к сегодняшним, поиск оптимальных организационных форм и распространение телеприемников среди населения. Этот затянувшийся на многие годы период зарождения телевидения относится к нескольким промышленно развитым государствам. Для остальных стран его можно считать «нулевым»: вся подготовительная работа занимала у них несколько месяцев и сводилась к обкатке импортного оборудования и пробным передачам. Третий этап характеризуется превращением телевидения в главное средство массовой информации и господством в эфире той или иной страны нескольких крупных общенациональных программ. Ряд государств вступил в четвертый, современный этап – время «телеизобилия», внедрения спутникового и кабельного ТВ, дробления некогда единой телеаудитории и индивидуализации зрительского выбора.

Создание полной научной истории ТВ – дело коллектива авторов, и когда-нибудь она будет написана. То, что предлагается читателю данной работы, – лишь краткое введение в тему, призванное заполнить определенный вакуум, вызванный идеологическим изоляционизмом, слабостью и однобокостью исследований предшествующих лет в нашей стране. Сегодня мы имеем возможность критически осмысливать проделанный отечественным телевидением путь, сопоставляя его с мировым. Наше общество и его институты оказались на крутом историческом изломе, поэтому совсем нелишнем будет оглянуться назад, осмотреться вокруг, чтобы понять, каким телевидение может стать через пять, десять или двадцать лет. Ведь, как говорил «пророк электронных джунглей» Маршалл Маклюэн, «мы пятимся в будущее, мы видим его через автомобильное зеркало заднего обзора».

Слово «телевидение» ввел в оборот на научной конференции в Париже петербургский радиоинженер Константин Дмитриевич Перский в 1900 году. Термин, как и идея, появился задолго до самого телевидения. Еще в 1880-м, например, проскользнуло сообщение о том, что Александер Белл изобретает «фотофон», который пресса охарактеризовала как «визуальный телеграф». В 20-е годы ТВ предлагали называть «витафоном», «дальновидением», но в большинстве языков стало фигурировать именно слово «телевидение» или прямой его перевод («фернзеен» в немецком, «дурдаршан» в хинди).

Между 1890 и 1920 годами ряд отечественных и зарубежных ученых предлагали всевозможные способы показа изображения путем его развертки, т. е. последовательной и быстрой передачи большого числа элементов, точек. Основой для многих систем раннего, так называемого оптико-механического, телевидения был придуманный в 1884 году и запатентованный в 1895-м немецким ученым Паулем Нипковым вращающийся перфорированный «развертывающий диск» из селеновых ячеек, производивший разложение изображения на элементы. В 20-е и в начале 30-х годов усилия целой армии экспериментаторов были направлены на усовершенствование механического ТВ с использованием диска Нипкова.

Параллельно готовилась почва для электронного ТВ. Некоторые важные научные открытия создавали предпосылки для передачи изображения на расстояние. Явление внешнего фотоэффекта, открытое Александром Григорьевичем Столетовым, и создание им фотоэлемента доказывали возможность непосредственного преобразования световой энергии в электрическую. В 1895 году независимо друг от друга Александр Степанович Попов в России и Гульельмо Маркони в Италии создали беспроволочный телеграф – радио. В том же году братья Люмьер во Франции изобрели кинематограф. К 1906 году относятся первые опыты со звуковым кино.

Исключительное значение для электронного ТВ имели опыты, проведенные в 1907 году профессором петербургского технологического института Борисом Львовичем Розингом с зеркальными способами оптико-механической развертки. Ученый использовал для преобразования электрических сигналов в светящиеся точки катодно-лучевую трубку англичанина Уильяма Крукса, а развертка изображения осуществлялась у него в принципе так же, как в современном телевизоре. Однако получить хорошее изображение ему не удалось, поскольку ранние катодные лампы были несовершенны и не было устройства, позволявшего усиливать электрические импульсы. Но у Б.Л. Розинга училась целая плеяда ученых, которые увлеклись его идеями и продолжили исследования в России, Америке и Европе.

Создававшееся усилиями множества ученых и изобретателей, телевидение интернационально по своему происхождению. Вместе с тем в зависимости от социокультурной обстановки в той или иной стране оно обнаруживает национальные черты в способах регулирования, организационной структуре, программировании и репертуаре. Именно это обстоятельство заставляет рассматривать его становление и развитие по отдельным странам.

США. Бум механического ТВ. Зворыкин

Первые попытки передачи движущегося изображения на расстояние предпринимались в США в 1922-1923 годах и были связаны с механической системой развертки изображения при помощи диска Нипкова (так называемое малострочное телевидение). Наибольший вклад в развитие этой системы, оказавшейся, как стало ясно через десятилетие, непродуктивной, внесли Герберт И. Айвс и Чарльз Ф. Дженкинс. В 20-е годы Аллен Дюмон разрабатывал приемное устройство, прообраз современного домашнего телевизора, а Фило Фарнсуорт – камеру. Компания «Дженерал электрик» попыталась соединить все достижения и открыла в 1928 году экспериментальную телестанцию в штате Нью-Йорк. Нетерпеливые американские компании рвались в эфир с передачами на несовершенном оборудовании.

После принятия в 1927 году первого Закона о радио Федеральная комиссия радио (с 1934 – Федеральная комиссия связи) выделила ряд частот для экспериментального визуального вещания, не пытаясь при этом навязывать какие-либо стандарты. Согласно отчету комиссии за 1931 год, с телевидением в это время экспериментировала 21 станция; только в Чикаго работало две станции и там же насчитывалось 8 тыс. малострочных телеприемников. Экспериментальные станции работали без какой-либо координации, тратя в пустую миллионы долларов. Вражда, интриги, патентные войны – одна из причин, по которой регулярные передачи в США начались на несколько лет позже, чем в Европе. Телевещание торжественно открывали здесь несколько раз. 21 июля 1931 года, например, радиосеть Си-би-эс открыла свою телестанцию выступлением мэра Нью-Йорка и попурри из популярных песен и танцев, но спустя полтора года была вынуждена прекратить передачи и возобновить лабораторные исследования: вся техническая база нуждалась в доработке. Не желая отставать от конкурента, начала малострочные передачи и Эн-би-си, выбрав для своей антенны 102-зтажное здание Эмпайр стейт билдинг в Нью-Йорке, где уже стояли радиоантенны.

На рубеже 20-30-х годов США (как Англия и Германия) переживали ранний и преждевременный телевизионный бум. Тогда казалось, что «видение на расстоянии» наконец наступило. Чрезмерно оптимистические прогнозы периода «лжебума» (1928-1933) были вызваны успехами радиотехники и звукового кино, изобретением факсимильной связи. Тысячи радиолюбителей искали более сложное занятие, чем создание детекторных приемников. Изобретатели и рационализаторы пытались поскорее превратить свои патенты в наличные и заручиться поддержкой финансовых покровителей, а те вкладывали капитал в рискованные предприятия, поверив многочисленным рекламным статьям в прессе о грядущем веке телевидения.

Но бум не мог продолжаться бесконечно: механическое ТВ было на неправильном пути. Экспериментаторам приходилось вновь и вновь возвращаться в лаборатории, чтобы наконец разработать более сложную и дорогостоящую электронную систему. Любопытно, что мировой экономический кризис тех лет на первых порах не ослабил, а наоборот, усилил телебум. Казалось, что вместе с радио ТВ остается единственным светлым пятном на мрачном экономическом небосводе и даже вытащит из трясины другие отрасли промышленности. Но по мере распространения спада из игры выбывали самые слабые, а сильные были вынуждены сокращать инвестиции.

Разработка оказавшегося более перспективным электронного ТВ в США связана с именем Владимира Кузьмича Зворыкина (1889-1982). «Отец электронного телевидения», изобретатель иконоскопа и кинескопа, обладатель 120 патентов (последние – в области управляемых ракет, компьютеров для предсказания погоды, электронных микроскопов и т. д.) родился 30 июля 1889 года на берегу Оки в Муроме, где его отец возглавлял пароходство. В 1912-м он с. отличием окончил Технологический институт в Петербурге, где судьба свела его с профессором Б.Л. Розингом, который увлек студента идеей создания электронной системы ТВ, они вместе экспериментировали с катодно-лучевой трубкой. Система оказалась непригодной для практического применения, но надолго завладела сознанием Зворыкина. Из Петербурга он отправился в Париж для изучения теоретической физики в Колеж де Франс у Поля Ланжевена, а когда началась первая мировая война, вернулся в Россию и сразу же попал в армию. Он служил в корпусе связи и уже на первом задании в Гродно проявил себя, соорудив радиопередатчик для связи с соседней крепостью.

В 1918 году Зворыкин начал свое десятилетнее сотрудничество с американской компанией «Вестингауз», а в 1919-м, чувствуя, что условий для работы в тогдашней России нет, после долгих мучительных колебаний выехал в США. Здесь он продолжал работать в фирме «Вестингауз» и через пять лет получил гражданство США.

Американцы считают «отцами-основателями» телевидения в своей стране трех человек – В. Зворыкина, Д. Сарнова и У. Пейли. По удивительному стечению обстоятельств все они – выходцы из России, и трудно сказать, как сложилась бы их судьба, вошли бы в историю их славные имена, останься они на родине.

«Как хорошо, что Зворыкин уехал

и телевидение там изобрел.

Если бы он из страны не уехал,

он бы как все на Голгофу взошел…

Как хорошо, что Набоков уехал,

тайны разлуки ни с кем не деля.

Как подфартило! А скольких пророков

не пощадила родная земля!

(Булат Окуджава).

В США Зворыкин, занимаясь сборкой вакуумных трубок, возобновил работы над телетехникой. Он придумал иконоскоп, преобразующий оптическое изображение объекта в электрический сигнал, – для камеры и кинескоп – для телеприемника, т. е. два основных элемента, необходимых для практического применения ТВ. В 1929 году Зворыкин принял приглашение Д. Сарнова и перешел на работу в «Радио корпорейшн оф Америка», где ему предоставили целую лабораторию. В 1931-м он создает иконоскоп передающей электронно-лучевой трубки с накоплением зарядов и высокой светочувствительностью и после успешных его испытаний принимается за разработку телевизионной системы в целом.

В продвижении ТВ к массовой аудитории огромную роль сыграл Дэвид Сарнов (1891-1971), иммигрант из-под Минска, в 1912-м – телеграфист, принявший сигналы SOS с тонущего «Титаника», ставший впоследствии одним из ведущих инженеров у Маркони. В 1930 году он установил полный контроль над основанной Маркони «Радио корпорейшн оф Америка» (Ар-си-эй) и ее дочерней радиосетью «Нэшнл бродкастинг компани» (Эн-би-си). Пригласив к себе Зворыкина, Сарнов начал новую серию экспериментов с телевидением. Человек властный, решительный и смотрящий далеко вперед, он не жалел денег на телевизионные разработки. Любопытно, что, поступая на работу к Сарнову, Зворыкин заверил того, что доведение электронной системы до финиша потребует максимум 100 тысяч долларов. Позднее сам Сарнов оценивал затраты Ар-си-эй на это дело в 50 миллионов долларов. В 1944 году на первом собрании только что созданного Общества телевизионных вещателей США именно Сарнову (он имел в это время звание бригадного генерала) был преподнесен титул «отца телевидения». Когда спустя треть века то же самое хотели сделать и в отношении Зворыкина, тот раздраженно воскликнул: «Я изобрел кинескоп и ни на что другое не претендую! Отец? Кто отец? Все это пустая газетная болтовня». В одном из своих последних интервью изобретатель подчеркивал, что не он один создавал телевидение. По его словам, «это бесконечная лестница, созданная десятками рук».

Телевизионными разработками, помимо Ар-си-эй, занимались в 30-е годы Си-би-эс, «Зенит», «Дженерал электрик», «Вестингауз» и другие электротехнические компании. Обычно они делали ставку на того или иного исследователя, помогая ему запатентовать изобретение и проталкивая затем его на рынок. Аутсайдерам приходилось туго. Показательна в этом отношении судьба Фарнсуорта, существенно улучшившего электронную камеру. Он, в отличие от Зворыкина, оказался без поддержки электротехнических гигантов и пытался ее найти у киноиндустрии и прессы. Но киностудия «Парамаунт» отказала ему в помощи, не заинтересовался его изобретением и газетный магнат Херст: они видели в телевидении только конкурента. Союз ТВ с прессой и с кино не состоялся. Практическим внедрением телевещания занимались радиокомпании. Отсюда исторический парадокс: взяв у кино экранный язык, ТВ волею обстоятельств в техническом, организационном и творческом отношениях оказалось повсюду связанным с радио, превратилось во вторую ветвь вещания. В США телевидение до сих пор регулируется законом 1934 года, принятым для радио.

Стандарты. Реклама

В то время как в Европе регулярное телевещание на стандартах, близких к сегодняшним, началось 2 ноября 1936 года (Англия), в Соединенных Штатах аналогичное событие произошло 30 апреля 1939-го. В этот день открылась Всемирная ярмарка в Нью-Йорке – она симптоматично именовалась «Мир завтрашнего дня». На ней выступили президент США Ф.Д. Рузвельт и президент Ар-си-эй/Эн-би-си Д. Сарнов. Эн-би-си транслировала это событие по телевидению, и с этого дня передачи стали выходить постоянно, вечером, по заранее объявляемой программе.

Посетителей ярмарки опрашивали относительно их намерения приобрести домашний телевизор. Этот опрос Гэллапа показал, что 87 процентов считают телевизор для себя излишним. В день начала передач в Нью-Йорке было всего 200 телевизоров. За первой трансляцией следили преимущественно руководители радиостанций. Первая модель телевизора Ар-си-эй имела экран 5×9 дюймов (дюйм – 2,5 см), была рассчитана на пять каналов и стоила 199 долларов (деньги по тем временам немалые). Но телевизор не имел звука! Его нужно было подключать к радиоприемнику и настраивать на определенную волну. Перед войной (для США она началась нападением японцев на Пирл-Харбор 7 декабря 1941 года) в стране насчитывалось 7,5 тыс. телевизоров.

Как уже говорилось, Эн-би-си установила свои телеантенны на Эмпайр стейт билдинг. Отсюда сигнал распространялся радиусом 25 миль (40 километров). Репертуар телестанции включал передачи трех видов: кинорубрику (обычно фильмы-путешествия и старые голливудские ленты), студийные передачи (концертные номера, скетчи и кулинарные уроки) и внестудийные репортажи с ПТС, занимавшей два громоздких автобуса (спорт, выставки, демонстрация мод). Несколько позднее в репертуаре появилась реклама.

К началу войны регулярные телепередачи вели 10 станций (в Нью-Йорке, Филадельфии, Чикаго, Голливуде и других городах) и несколько десятков имели экспериментальные лицензии. Для массового распространения телевидения были необходимы единые технические стандарты, и в 1941 году Федеральная комиссия связи (ФКС) приняла ряд важных решений, имевших огромное значение для дальнейшего развития ТВ.

Комиссия одобрила единый и до сих пор действующий стандарт – 525 строк/60 полей в секунду при передаче звука на УКВ. Были утверждены и другие технические параметры, что создавало базу для массового производства приемников и унификации телеоборудования. Электротехнические компании получали гарантию того, что производимая ими продукция не окажется мгновенно устаревшей из-за смены стандартов.

ФКС устанавливала стандарты только для монохромного ТВ. Си-би-эс и ее союзники настаивали на том, чтобы сразу сделать то же самое и для цветного ТВ. Эн-би-си и ее партнеры выступали за отсрочку, мотивируя это тем, что «лучше синица в руках, чем журавль в небе». ФКС поддержала последнюю точку зрения – развивать черно-белое ТВ.

Было узаконено использование под передачу звука диапазона для частотной модуляции (УКВ-радио). Предвоенное радио повсюду, как известно, работало в режиме амплитудной модуляции, т. е. на средних и длинных волнах, а для вещания на зарубежные страны использовались короткие волны. Эдвин Армстронг показал преимущества частотной модуляции в борьбе с радиопомехами. Его экспериментальная УКВ-радиостанция просуществовала в штате Нью-Джерси до 1939 года. На период войны ФКС заморозила развитие УКВ-радио, а в 1945-м передвинула его на новые частоты, вследствие чего все выпущенные к тому времени приемники с УКВ-диапазоном оказались непригодными для использования. Освободившиеся частоты были предоставлены телевидению. От этого решения выиграла Эн-би-си, поощрявшая свои радиофилиалы подавать заявки на ТВ, и проиграла Си-би-эс, вложившая в УКВ-радио много средств. Частотное радиовещание было отброшено на 20 лет назад. Армстронг тяжело переживал неудачу и покончил с собой, не дождавшись расцвета предприятия, которому посвятил всю жизнь. Как ни парадоксально, сегодня свыше половины всех радиостанций США работает именно на частотной модуляции и почти 80 процентов всего того, что слушают американцы, приходится именно на УКВ-передачи, в то время как из-за перегруженности эфира качество приема на средних волнах продолжает ухудшаться.

Наконец, решения 1941 года имели большое значение и для рекламы. Американскому телевидению, как и радио, разрешалось развиваться на полной коммерческой основе, т. е. продавать вещательное время рекламодателям. В этом решении не было ничего неожиданного, его ждали, к нему готовились. Были показаны сотни рекламных роликов, заставок, обкатаны разные формы подачи коммерческой информации, причем съемку и подготовку роликов оплачивали рекламодатели, но время под рекламу предоставлялось телестанциями бесплатно. Размещение телерекламы в эфире не носило коммерческого характера. Это некоторое затягивание допуска «настоящей» рекламы мотивировалось тем, что ТВ не достигло нужной технической кондиции.

Первая оплаченная реклама прошла в эфир 1 июля 1941 года. На таблице настройки на 10 секунд появились часы марки «Булова». Смешно сказать: рекламодателю это обошлось всего в 9 долларов (4 доллара стоило эфирное время и 5 долларов – «обслуживание»). Таким было скромное начало, сулившее, однако, миллиарды долларов рекламных доходов (сегодня они достигают 30 млрд. долл. в год). Один из пионеров американского ТВ Ф. Фарнсуорт в экспериментах конца 20-х годов показывал зрителям доллар: уж что-что, полагал он, а его-то зрители должны были разглядеть даже на не совершенном тогда экране. Шутка изобретателя обрела метафорический смысл. Американское ТВ рождалось в буквальном и переносном смысле слова под знаком доллара. Вслед за радио оно отказалось от абонентной платы и правительственных субсидий – во имя права свободно «превращать эфир в золото». Если европейские телеслужбы создавались как государственные, то американские – изначально имели частный, коммерческий характер. Впрочем, забегая вперед, необходимо отметить, что плюсы и минусы каждой системы вещания выявились через десятилетия. США дополнили позднее свою коммерческую систему вещания культурно-просветительным («общественным») вещанием, а европейские страны допустили в эфир частный капитал. Сегодня кажется почти очевидным, что максимальный выигрыш аудитория получает при смешанной системе.

Формирование коммерческих телесетей

Из десяти существовавших в США телестанций вторую мировую войну пережили только шесть, но объем их вещания сократился с 15 до 4 часов в неделю. В 1942 году ФКС заморозила развитие вещания: не выдавались новые лицензии, не выпускались новые радиоприемники и телевизоры. Заводы, еще недавно планировавшие их выпуск, были вынуждены переключиться на военную продукцию, например, на сборочных линиях Ар-си-эй монтировали радарные установки. Однако в научных лабораториях исследования не прекращались. Можно было осмыслить начальный этап развития телевидения, в США даже появляются первые книги о ТВ, самая известная из которых «4000 лет телевидения» Ричарда Хаббела, автора телепередачи о нападении на Пирл-Харбор, была издана в 1942 году.

Сразу после войны шесть телестанций обслуживали четыре города. В 1946-м в США насчитывалось всего 10 тыс. телевизоров, в 1947-м – 17,5тыс., но уже в 1950 году – 3,8 млн. В 1948-м ФКС вновь заморозила распределение частот в ожидании принятия нового, цветного, стандарта. Корейская война затянула этот процесс до 1952 года. Тем не менее в этот период появилось свыше ста телестанций, а число телеприемников возросло до 15 млн. Передачами были охвачены территории, где проживало свыше половины населения страны. В начале 50-х на рынке фигурировало свыше ста моделей телевизоров, в том числе «Телетон» с совершенно круглым экраном, а также модели с дверцами, прикрывавшими экран, дабы «всевидящее око» не подсматривало за владельцами телевизора, когда он не работает.

До перехода на спутниковую трансляцию в конце 60 – начале 70-х американцы использовали кабель АТТ и микроволновые антенны. Этот способ был сопряжен с потерями в качестве изображения: прохождение сигнала от Нью-Йорка, откуда велось вещание, до западного побережья США сравнивали с «цепью вянущих маргариток».

В первое послевоенное десятилетие происходило формирование общенациональных телепрограмм – сетей. Как и в других странах, это делали радиосети, ставшие теперь телерадиокомпаниями. «Нэшнл бродкастинг компани» (Эн-би-си) во главе с Д. Сарновым была создана как радиосеть еще в 1926 году тремя гигантами электротехнической промышленности – «Радио корпорейшн оф Америка», «Вестингауз» и «Дженерал электрик», причем две последние компании вскоре вышли из игры («Дженерал электрик» – до середины 80-х годов, когда она поглотила Ар-си-эй вместе с Эн-би-си). В марте 1940-го Эн-би-си объединила свою нью-йоркскую телестанцию со станцией в Филадельфии, и эту дату можно считать началом формирования первой общенациональной телесети в США. Конечно, в полном объеме она стала функционировать лишь в 50-е годы: для охвата всей страны необходимо, чтобы в сеть входило не менее двухсот станций.

Основной конкурент Эн-би-си радиосеть «Коламбия бродкастинг систем» (Си-би-эс) существует с 1927 года. Основателем, президентом, а затем председателем совета директоров компании был еще один выходец из России Уильям Пейли (1901-1990). Женитьба на дочери газетного короля Херста открыла ему путь в высшие круги бизнеса и политики. Долгое время Пейли был одним из авторитетнейших лидеров радиотелевизионного бизнеса и оказывал сильное влияние на коммуникационную политику страны. К формированию своей телесети Си-би-эс приступила в 1948 году.

Что же касается третьей общенациональной телепрограммы «Америкен бродкастинг компани» (Эй-би-си), то она была создана в1953-м одноименной радиосетью, в свою очередь возникшей в 1943 году, когда на основе антитрестовских законов Эн-би-си запретили двухпрограммное радиовещание и заставили продать свою «Синюю сеть» новым владельцам.

Таким образом, в 50-е годы в эфире США складывается «триополия» – господство большой коммерческой тройки – Си-би-эс, Эн-би-си и Эй-би-си, показывавших, в общем, однотипную продукцию для массового зрителя. Сети довели объем ежедневного вещания до 18 часов в сутки, в то время как телестанции крупнейших городов уже работали круглосуточно. Позднее была сформирована культурно-просветительная некоммерческая сеть Пи-би-эс, а в конце 80-х коммуникационный магнат Руперт Мердок приступил к созданию четвертой коммерческой сети под названием «Фокс».

Интересно отметить, что государство в лице ФКС регулирует деятельность не телесетей, а только станций – филиалов сетей и «независимых», т. е. не ретранслирующих сетевые программы. Предполагается, что сети могут возникать и распадаться по законам рынка, они не лицензируются и законом не упоминаются. Естественно, к формированию руководящих органов телекомпаний, будь то телестанция в небольшом городе или общенациональная сеть, ФКС никакого отношения не имеет. Телекомпании – это либо акционерные общества, либо частные (нередко семейные) предприятия, отличающиеся от других тем, что существуют по лицензии.

Лицензирование – не цензура. Это вынужденная мера в условиях нехватки частотного спектра, направленная на охрану интересов самих же вещателей. Это аванс общества, который можно отобрать, если компания не справляется со своими обязанностями (ныне действующий закон формулирует их как обязанности «вести передачи в интересах и на благо общества») или нарушает технические стандарты и законы. Решая вопрос о том, кому предоставить лицензии на конкурсной и открытой основе, а также при их пролонгации, комиссия учитывала два десятка критериев, среди которых финансовое положение заявителя, соблюдение им правил ФКС, участие в местной общественной жизни, профиль программ, разнообразие в профессиях и опыте руководителей станции, чувство ответственности перед обществом и т.д. Однако по мере насыщения телеэфира комиссия отказывалась от подробной регламентации и увеличивала срок действия лицензии. Первоначально он составлял три года, сейчас – восемь лет. В случае перепродажи станции документы не переоформляют – новые владельцы оставшийся срок работают по старой лицензии. Идея продажи лицензий на конкурсах-аукционах в США поддержки не нашла, но стала практикой в некоторых других странах (например, в Англии, а с 2000 года – и в России).

Власть комиссии распространяется, помимо радио и ТВ, на телефон, телеграф и новейшие средства коммуникации: кабельное вещание, спутниковую связь и видео. Сегодня во главе ФКС стоят пять человек, назначаемых президентом США с согласия сената, а персонал насчитывает примерно тысячу сотрудников. Это преимущественно инженеры, юристы и экономисты. Как и другие федеральные ведомства, ФКС находится в Вашингтоне.

Объединение разрозненных станций в сети позволило наладить общенациональные выпуски новостей. Первые такие новости прошли по Си-би-эс в сентябре 1951 года, а 18 ноября компания показала первую передачу «от побережья до побережья»: в общественно-политической передаче «А теперь смотрите» Эдварда Марроу американцы одновременно увидели «живьем» статую Свободы в Нью-Йорке и залив в Сан-Франциско. Так телевидение становилось общенациональным средством массовой информации.

«Эра телевидения», как полагают в США, началась в 1952 году, когда была разморожена выдача лицензий на новые станции, а доходы телевидения от рекламы впервые превысили доходы радио. ТВ мощно заявило о себе, показав прямые трансляции со съездов республиканской и демократической партий. Телевизор, впрочем, покупали преимущественно ради развлечения, чтобы смотреть популярные семейные комедии с участием Люси Болл или шоу знаменитого комика Милтона Берла. Только начиная с 1963 года преобладающее число американцев (сегодня – две трети) стали называть телевидение главным средством информации о событиях внутри страны и за рубежом. В тот год ТВ убедительно раскрыло свои возможности за четыре дня непрерывного освещения обстоятельств убийства и похорон Дж. Кеннеди.

Американская теледокументалистика переживала свой «золотой век». Достаточно сказать, что выступления самого влиятельного в стране тележурналиста У. Кронкайта подтолкнули американскую администрацию к переговорам о прекращении вьетнамской войны. На рубеже 60-70-х годов, пожалуй, единственный раз за свою историю американское телевидение подверглось активной атаке со стороны вашингтонской администрации и связанных с нею консервативных сил. Однако телевидение и пресса не только отбили нападки на свободу слова, но и добились через конгресс отставки сначала вице-президента С. Агню, а затем президента Р. Никсона, разоблачив их противоправные деяния (первый израсходовал государственные деньги на благоустройство собственной дачи, второй организовал подслушивание в штаб-квартире демократической партии в отеле «Уотергейт»).

По мере упрочения позиций телевидения происходило размежевание его функций с другими средствами массовой информации. Радио, передав телевидению часть своего репертуара (мыльные оперы и драму в целом), стало специализироваться на оперативной информации, музыке и заметно локализовалось. Появление в 1948 году транзисторного приемника усилило такую природную черту радио, как его мобильность. Оно осталось лидирующим средством массовой информации в утренние, «автомобильные», часы. Однако общенациональные радиосети оказались без аудитории. Эфир принадлежит сегодня тысячам небольших станций, представляющих малый, нередко «семейный» бизнес Америки.

Под воздействием ТВ в крупных городах закрылись некоторые газеты, но зато в пригородах начали выходить новые. И если прекратили свое существование некоторые массовые, особенно иллюстрированные, журналы, то их место заняли сотни специализированных новых изданий.

Не менее заметным было влияние телевидения на кино. С 1950 по 1955 год посещаемость кинотеатров упала в пять раз, и ведущие студии Голливуда поразил экономический кризис. Поиски противоядия привели к изменению пропорций экрана и внедрению стереозвука. Но широкоформатные колоссы вроде «Клеопатры» или «Бен-Гура» стоили дорого и были рассчитаны на массового зрителя, а тот предпочитал оставаться дома у телеэкрана. Спасение киноиндустрии пришло со стороны самого конкурента: телевидение начало заказывать Голливуду сериалы и щедро платить за прокат боевиков. В начале 60-х годов Си-би-эс выкупила право на показ «Унесенных ветром» за 30 млн. долл., а три десятилетия спустя «Парк юрского периода» обошелся сети «Фокс» уже в 82 миллиона.

Перемещению телепроизводства в Лос-Анджелес способствовали и так называемые скандалы с викторинами. В 1955 году на ТВ появляется «Вопрос ценой в 64 тысячи долларов» – первая среди игр с большими призами. Через три года телесети показывали уже 22 игры. Для повышения драматического накала соревнований снимавшие их спонсоры начали заранее знакомить с вопросами некоторых участников. В 1959-м разоблаченные мошенники попали за решетку, а телевидение было вынуждено усилить контроль над производством программ. Институт спонсорства дал трещину, хотя и не исчез совсем. Рекламодатель покупал эфирное время и отстранялся от вмешательства в содержание конкретных передач.

Эта система позволила привлечь в телепроизводство огромные деньги. Если в 60-е годы одна рекламная минута в популярном шоу приносила телевидению 10-20 тыс. долл., то в 90-е – от 300 до 400 тысяч. При показе сверхпопулярных зрелищ рекламные тарифы на порядок выше. В 2000 году Эй-би-си установила рекорд, получив за 30-секундную рекламную перебивку в финале футбольного чемпионата 2,2 миллиона. Компания «Проктер энд Гэмбл» (стиральные порошки) является крупнейшим рекламодателем американского, европейского, а с некоторых пор и российского ТВ – не отказываясь при этом от собственного спонсорского производства мыльных опер.

Переход на цвет

Системы цветного ТВ имеют историю, уходящую корнями в 1670-е годы, когда Исаак Ньютон изобрел призму, разлагавшую свет на составляющие цвета, и провидчески доказал, что белый свет образован смешением различных цветов. Работы над монохромным и цветным телевидением шли параллельно, можно назвать имена ученых, вклад которых в разработку цветного ТВ особенно весом. Это прежде всего О. Адамян, Дж. Берд и П. Голдмарк.

Наш соотечественник Ованес Абгарович Адамян (1879-1932) родился в Баку, получил образование за рубежом, имел свою лабораторию в Берлине, где экспериментировал с передачей неподвижного изображения на расстояние, и в 1907 году получил патент на изобретение аппарата двухцветного ТВ. Адамян использовал метод последовательной передачи цветовых кадров с помощью механической системы. Цветное (красно-белое) изображение передавалось по проводам на 600 километров. Вернувшись перед первой мировой войной в Петербург, ученый продолжил эксперименты с фототелеграфом и ТВ. К 1925 году он завершил проект трехцветного ТВ, назвав его «эратес», что в переводе с армянского означает «дальновидец». Основной недостаток системы заключался в ее несовместимости с черно-белым ТВ. При ее внедрении все монохромные телевизоры оказались бы ненужными. Но принцип последовательности, поочередности цветового сигнала, предложенный Адамяном, был впоследствии развит во французской системе СЕКАМ. И не случайно в книге армянских рекордов «Амена» О. Адамян значится как «первый изобретатель цветного телевидения и фототелеграфа».

Несомненно, труды Адамяна были известны зарубежным ученым. В июле 1926 года в Глазго механическую цветную систему, подобную системе Адамяна, продемонстрировал Джон Л. Берд. Она позволяла последовательно рассматривать объекты через красный, зеленый и синий фильтры, расщеплявшие свет на компоненты. Через два года в лаборатории американской компании «Белл» был смонтирован аппарат с тремя наборами фотоячеек. Приемник представлял собой вращающийся диск с тремя трубками, дававшими изображение одного цвета каждая, и эти изображения накладывались друг на друга, образуя новые цвета.

В США основными соперниками в разработке цветного телевидения были Ар-си-эй и Си-би-эс. Проведенная перед самой войной публичная демонстрация электронной цветной системы Ар-си-эй закончилась провалом, и корпорация была вынуждена дорабатывать ее в лаборатории. На Си-би-эс разработкой цветного ТВ занимался, в сущности, один человек – Питер Голдмарк, которого сегодня в США называют отцом цветного телевидения. Голдмарк разбивал картинку на красное, зеленое и синее изображения с помощью трех фильтров. На приемной трубке фильтр оставлял только свой цвет, устраняя все другие цвета и оттенки. Фильтры вращались синхронно с фильтрами камеры. Качество изображения было довольно высоким, но системе Си-би-эс не суждено было воплотиться на телеэкранах: ФКС в мае 1941 года решила, что цветное ТВ – дело будущего, и утвердила монохромные стандарты в 525 строк. Затем началась война, и Си-би-эс прекратила свои эксперименты с цветом.

В Англии же эти разработки продолжались и в военные годы. В 1944-м Дж. Берд создал трехпушечный кинескоп «Телехрома». Он имел двухсторонний мозаичный экран, одна сторона которого была сине-зеленая, а другая – красная. Каждая сканировалась раздельно и создавала хорошее изображение, но красный цвет преобладал, т. е. Берд так и не достиг подлинно цветной картинки. Для приема он все еще использовал механическое сканирование.

После войны первой страной, принявшей практическую систему цветного ТВ, стали США. В ноябре 1950 года был создан комитет по национальной телевизионной системе (Эн-ти-эс-си), в который вошли инженеры от крупных электротехнических компаний. Комитет исследовал совместимость предлагавшихся стандартов с монохромным ТВ, проверил их в реальных условиях и, отобрав все лучшее, что содержалось в этих системах, утвердил основные стандарты цветной системы, получившей название Эн-ти-эс-си.

Это были преимущественно доработанные стандарты Ар-си-эй. В основе этой системы лежало одновременное сканирование цвета. Цвета принимались на отдельные кинескопы, причем пучок света делился на цвета дихроидными зеркалами, все три цвета передавались одновременно. На первых демонстрациях телевизоры Ар-си-эй имели три кинескопа, позднее стал использоваться трехцветный теневой кинескоп. Его теневая маска отбрасывала электронные пучки на соответствующие участки экрана, покрытого фосфором. Этот кинескоп оказался практичен, но его производство освоили лишь к 1953 году.

В принципе любой цветной телевизор содержит три электронных прожектора и экран мозаичной или штриховой структуры, составленный из люминофоров, т. е. веществ, способных преобразовывать поглощаемую ими энергию в световое излучение, – красного, зеленого и синего свечения. Каждый из электронных пучков порознь возбуждает люминофоры какого-либо одного типа и создает на экране, одноцветное изображение. Три цветных монохромных изображения в совокупности создают результирующее цветное.

18 декабря 1953 года Федеральная комиссия связи разрешила начать регулярное цветное вещание. Первая крупная цветная передача была показана на другой же день Эн-би-си – это была опера «Амаль и ночные гости», специально написанная для ТВ. Израсходовав миллионы долларов на разработки, публичные демонстрации и борьбу с конкурентами в судах, Си-би-эс признала свое поражение и отказалась от системы последовательного цвета. Приняв обязательные для всех стандарты, она заказала несколько камер Ар-си-эй.

В то время как монохромное ТВ переживало в США небывалый рост, цветное приживалось относительно медленно. Нужно было решать проблему причины и следствия: у аудитории не было особого стимула покупать цветные приемники из-за малого объема цветных передач, а вещатели и рекламодатели затягивали внедрение цвета в ожидании момента, когда цветные телевизоры приобретет достаточно большая аудитория. Благодаря совместимости телевизоров зрители могли достаточно долго принимать цветные передачи в черно-белом варианте. Разорвать этот порочный круг удалось главным образом благодаря тому, что одна из телесетей, Эн-би-си, входила в состав электротехнического гиганта Ар-си-эй, который был заинтересован в стимулировании продаж оборудования и цветных приемников.

Си-би-эс ввела регулярные цветные рубрики только в 1965 году, а созданная относительно поздно Эй-би-си открыла регулярное цветное вещание осенью 1962-го. Таким образом, на протяжении первого «цветного» десятилетия Эн-би-си несла основное бремя расширения объема цветных передач – спортивных, новостных, викторин, детских мультипликаций и вестернов. Поскольку аудитории цветного ТВ в сущности еще не было, реклама в цветных передачах оплачивалась по обычным тарифам и не компенсировала затрат, связанных с переходом на цвет. Но Эн-би-си мирилась с дополнительными затратами в ожидании массового зрителя – ведь ее головная компания Ар-си-эй держала большинство патентов и была главным производителем оборудования для цветных студий.

Уже в середине 50-х годов Ар-си-эй предлагала цветные телеприемники по 495 долл. с обещанием выплатить компенсацию первым покупателям, и когда производство стало массовым, те действительно получили часть денег назад. (То же самое Ар-си-эй осуществила при продаже первых черно-белых телевизоров в 1940 году.) В середине 60-х самая дешевая цветная модель стоила уже 250 долл., а некоторые монохромные модели можно было купить за 90 долларов.

Норма прибыли от торговли цветными телевизорами была высокой. В 1960 году общая сумма от продажи цветных телевизоров и оборудования Ар-си-эй превысила миллиард долларов. Последующие годы были так же необычайно прибыльными. Таким образом, корпорация имела все основания развивать цветное вещание. Эй-би-си и Си-би-эс, «оцветив» свои программы в 1966-1967 годах, не понесли никакого экономического ущерба, так как расходы уже можно было перекладывать на рекламодателей. Иными словами, в США переход на цвет не потребовал сторонних (государственных) инвестиций: все затраты взяла на себя сеть «Нэшнл» – из доходов головной Ар-си-эй. О лидерстве Эн-би-си в области цвета на рубеже 50-60-х годов напоминает ее сегодняшний логотип – стилизованный павлин.

Прогресс техники и видео

Благодаря массовому производству цена телевизора, стоившего поначалу 750-1000 долларов, снизилась почти вдвое, а его технические и потребительские характеристики улучшились. Немаловажное значение для распространения ТВ имело постановление конгресса, который в 1962 году по представлению ФКС обязал все заводы выпускать только многоканальные телевизоры, способные принимать передачи как в метровом диапазоне (каналы 1 – 12), так и в дециметровом (каналы 13 – 84). Через два десятилетия телевизор обогатился стереозвуком. Появились декодеры для глухих: для них субтитры даются телетекстом, который без декодера на экране не виден. Первые декодеры продавались как приставки к телеприемникам, а с 1953 года все телевизоры с экраном больше 13 дюймов по диагонали должны иметь встроенный декодер для глухих.

Сразу после войны Ар-си-эй начала эксперименты с видеопленкой и в 1953 году продемонстрировала свою видеокамеру (правда, на ее доработку ушло еще полтора десятилетия). Могущественную корпорацию обогнала напористая молодая фирма «Ампекс», где в составе группы из нескольких человек работал изобретатель видеомагнитофона Чарльз Гинзбург (1921-1992). Основателем и руководителем фирмы был уроженец России Александр Матвеевич Понятов, инициалы которого составляют первые три буквы названия «Ампекс». Здесь был смонтирован первый в мире пленочный видеомагнитофон, пригодный для использования в студии. 30 ноября 1956 года Си-би-эс впервые использовала «Ампекс» для отсроченного выпуска в эфир программы вечерних новостей. Компания «Ампекс» оставалась ведущим изготовителем видеотехники в 60-70-е годы, прежде чем уступила лидерство японским фирмам, подмявшим под себя радиотехническую промышленность США, – сегодня все американские предприятия по выпуску телевизоров принадлежат японцам.

Видеопленка стала мостом между кино и «живым» вещанием. Если в50-е годы ТВ в США было по преимуществу «живым», то к середине 60-х на видеопленку стали записывать концерты, игры, представления с участием аудитории в студии, а также некоторые драматические постановки. Видеопленка по сравнению с кинопленкой существенно упрощала монтаж. В 70-е годы она стала внедряться и в программы новостей. Тележурналистика освоила электронный сбор информации с помощью портативной видеокамеры.

В 1976 году был продан первый домашний видеомагнитофон производства Ар-си-эй. Начавшийся видеобум привел к снижению цены на домашние видеомагнитофоны до уровня черно-белых телевизоров, и уже к 1988-му их имела каждая вторая американская семья. В конце 90-х из десяти американских семей видеомагнитофон имели девять, домашнюю видеокамеру – три, персональный компьютер – пять семей.

Одним из последствий внедрения видео в систему массовых коммуникаций США стало изменение в способе кинопроката. В первой половине 90-х годов прокат видеокассет в США ежегодно приносил 8 млрд. долл., а их продажа – 4 млрд., в то время как доходы киносети составляли около 5 млрд. долл. Из репертуара телесетей стали исчезать кинобоевики, поскольку зрители успевали посмотреть их в кинотеатрах, в видеозаписи или по специализированным платным кабельно-спутниковым каналам. Каждая сеть сохранила в недельном расписании один-два «вечера кино», но показывает в этих рубриках главным образом малобюджетные, сделанные по ее заказу телефильмы.

Общественное (образовательное) ТВ

В послевоенные годы при распределении частот в каждом регионе ФКС начала резервировать один канал под «некоммерческие операции». Первой заняла такой канал учебно-образовательная станция города Хьюстона в 1953 году, а через десятилетие подобных станций насчитывалось 75. Днем они показывали уроки для школ, вечером – общеобразовательные и культурно-просветительные передачи. Эти станции принадлежат городским властям, колледжам и университетам, всевозможным общественным организациям и финансируются ими, а также за счет пожертвований аудитории и даров корпораций.

Для государственной поддержки некоммерческого радио и телевидения в 1967 году была учреждена Корпорация общественного вещания. К термину «общественный» решили прибегнуть по тактическим соображениям, поскольку слово «образовательный» могло вызывать у зрителей неприятные ассоциации с классной комнатой. (Следует подчеркнуть, что американское общественное ТВ – это культурно-просветительное вещание, в то время как в Европе общественными телекомпаниями именуются государственные структуры, достаточно автономные от правительства.) Корпорация создавалась как буфер между вещанием и Вашингтонской администрацией для распределения ежегодных субсидий между отдельными станциями. Ее возглавляет совет директоров из 15 человек, назначаемых президентом по представлению сената.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.