Договорная грамота Дмитрия Иоанновича с Тверью

ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА BEЛИKОГO КНЯЗЯ ДМИТРИЯ ИОАННОВИЧА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ТВЕРСКИМ МИХАИЛОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ, 1368 ГОДА.
По благословенью отца нашего Алексия митрополита всея Руси. На семь, брате молодший, князь великий Михайло Олександровичь, целуй ко мне крест к брату старейшему князю великому Дмитрию Ивановичю и к моему брату князю Володимеру Андреевичю, и к нашей вотчине к Великому Новугороду , и за свои дети и за свои братаничи. Имети мене собе братом старейшим, а князя Володимера брата моего братом; а добра ти нам хотели во всем везде без хитрости; а што ти слыша ото крестьянина или от поганина о нашем добре или о лисе, а то ти нам поведати в правду, по целованью, без хитрости. А князи велиции крестьянстии и ярославьстии с нами один человек, а их ти не обидели: а имешь их обидети, нам, дозря их правды, боронитися с ниме от тобе с одиного; а имут тобе обидети, нам, дозря твоие правды, боронитися с тобою от них с одиного. А где ми буде, брате, пойти на рать, или моему брату князю Володимеру Ондреевичю, всести ти с нами самому на конь без хитрости; а пошлем воевод, и тобе и своих воевод послати. А вотчины ти нашие Москвы и всего великого княженья и Новагорода Великого блюсти, а не обидите; а вотчины ти нашие Москвы и всего великого княженья и Новагорода Великого под нами не искати и до живота, и твоим детем и твоим братаничем. А людий наших московьских и всего великого княженья и Новагорода Великого и новоторъжьских блюсти, а не обидети, как и своих. А закладней ти в нашей вотчине в великом княженьи не держати, ни грамот не давати. А имут нас сваживати Татарове, и имут давати тобе нашу вотчину великое княженье, и тобе ея не имати ни до живота: а имут давати нам твою вотчину Тферь, и нам ея такоже не имати и до живота. А в Кашин ти ся не въступати, и что потягло х Кашину, ведает то вотчичь князь Василей; ни выходом не надобе тобе к Тфери Кашину тянути, а его ти не обидети: а имешь его обидети, мне его от тобе боронити. А что еси изъимал бояр или слуг и людей кашиньских, да, подавал на поруку, с тех ти порука свести, а их отпустити; а кому чего на них искати, ино тому суд. А жити нам, брате, по сей грамоте: с Татары оже будеть нам мир, по думе; а будеть нам дати выход, по думе же; а будеть не дати, по думе же. А пойдут на нас Татарове или на тебе, битися нам и тобе с одиного всем противу их: или мы пойдем на них, и тобе с нами с одиного пойти на них. А к Ольерду ти и к его братьи, и к его детем, и к его братаничем целованье сложити. А пойдут на нас Литва, или на смоленьского на князя на великого, или на кого на нашю братью на князей, нам ся их боронити, а тобе с нами всим с одиного : или пойдут на тобе, и нам такоже по тобе помогати, и боронитися всим с одиного. А в Рокитну тис я невъступати, что потягло ко княженью к великому. А что еси целовал к нам наперед сего , что будеть на ком не взято на нятцех или на их поручницех княженья великого, или нятци не попущаны, или порука не сведена; а что ся будеть неуправило по тому целованью, что же будет взято опосле того на нятцех или на поручницех, или порука не сведена, взятое все отъдати по тому целованью, а с поручников порука свести, а нятци попущати. А что еси буда с нами в целованьи, или сложна целованье, а кого будешь бояр наших и слуг и людей московьских и княженья великого, или что еси пограбил, или что у людей поимано, ты или твои бояре или людей пограбили и павозки, бояр ти и людей и слуг попущати, а что грабежь, или что с людей поимано, и из людей и ис павозков товар поиман, то ти все отъдати и твоим бояром по исправе; а не будеть исправы, и ни возмут по целованью, а отъдати ти все по Семене дня за неделю. А хто будеть со мною не был на рати, а у кого будеть что взято, а приедут к тобе, а тым ти такоже отдати по исправе. А как есми стал под городом под Тферью до Семеня дни за месяц, что будешь у мене взял войной в тот месяц, тому всему межи нас погреб: а как еси к нам сложил целованье, а что мы у тобе поимали и повоевали, а тому всему межи нас погреб . А с Новым ти Городом и с Торъжком житии в старине и в миру; а рубежь ти держати с Великим Новым городом и с Торжьком и з пригороды земли и воды по старине, как то было при нашем деде при великом князи при Иване, и при нашем дяди при великом князи при Семени, при моем отци при великом князи при Иване. А закладней ти в Новгороде в Великом и в Торжьку и в пригородах не держати, ни грамот не давати. А хто имет бояр или слуг Новагорода Великого И Торжку и с пригородей служити тобе, а что их села или земли и воды, то ведает Великий Новъгород, а ты боярам и слугам не надобе: или потом кто приедет к тобе служити из Новагорода Великого и с Торжку и ис пригородей, а тым такоже не надобе села их и земли и воды, то ведает Новъгород Великий . А что еси поимал в Торжку церковное, колоколы, книги кузнь, что будеть у тобе или у твоих бояр или в твоей вотчине, то ти все подавати по целованью: а что если поимал в Торжку войною или грабежем, или что с людей еси поимал и по волостем опосле нашего целованья святого Апостола Петра, то ти дати и твоим бояром по исправе; а не будеть исправы, ине возмут по целованью. А что еси целовал к нам наперед сего, что будет на ком не взято на нятцех или на поручницех, или нятци не попущаны, или порука свести с новгородцев и с новоторжан и с пригородей; а что ся будеть не управило по тому целованью, а что будеть взято на нятцех опосле того и на поручницех, или порука не сведена, ино взятое отъдати, а нятци ти попущати, который у тобе и у твоих бояр и слуг, или у людей в твоей вотчине. А как еси взял Торжек, а кто тис я будеть продал пословицею новоторжан одернь, или будешь серебро на ком дал пословицею, тех ти отпустити по целованью, а грамоты дерноватыи подрати . А что еси привел ноугородцев и новоторжцев к целованью, а то целованье долов. А имут чего искати тферичи на ноугородци и на новоторжьци, суд ему в Новегороде в Великом, или в Тожку; а имут чего искати ноугородци на тферичах, суд им во Тфери : а судить с обе половины по целованью, а грамот суженых не посужати. А гостем и торговцем Новагорода Великого и Торжку и с пригородей дати ти путь чист без рубежа сквозе Тферь и тферьскии волости; а мытов ти новых и пошлин не замышляти, а мыта ти имати и пошлины по старине у новгородцев и у новоторжъцев. А буда с Новым городом в миру, за холопа, за поручника, за робу, за татя, за розбойника, за должника не стояти с обе половины . А кто бояр и слуг отъехал от нас к тобе, или от тобе к нам, а села их в нашей вотчине в великом княженьи, или в твоей вотчине во Тфери, в ты села нам и тобе не въступатися : а что Ивановы села Васильевича и Некоматовы, а в ты села тобе ся не въступати, а им не надобе, те села мне ; а бояром и слугам волным воля . А кто будеть служа нам князем, а вшол в каково дело, а того поискав своим князем, а того своим судьям опчим не судити . А кто служит нам или тобе, а живет в нашей вотчине в великом княженьи, или в твоей вотчине во Тфери, и на тых нам взятии дань, как и на своих, по целованью, без хитрости; а на полных холопех не взяти, на которых ключники целуют . А судом и данью потянути по земле и по воде . А что ся учинить межи нас князей каково дело, ино съедутся бояре наши на рубежь, да межи нас поговорят : а не уговорятся, ини едуть на третий на князя на великого на Ольга; на кого помолвит, виноватый перед правым поклонится, а взятое отдаст. А чьи судьи на третий не поедут, или на кого третий помолвит, ан взятого не отдаст, то правому отнятии, а то ему не в измену . А целованья не сложити и до живота; а всему обидному делу межи нас суд вопчий от первого нашего целованья, от положенья вериг святого Апостола Петра. А о чем судьи наши вопчии сопрутся, ини едут на третий на князя великого на Ольга; а нам князем в суд в вопчий не въступатися, ведают то те, на ком есмеположили . А вывода и рубежа межи себе не замышляти: а хто замыслит рубеж, рубежника по исправе выдати. А суженного не посужати; суженое, положеное, даное, поручное, холопу робе суд от века; холопа, робу, татя, розбойника, душегубца выдати по исправе . А мыта ти держати и пошлины имати по старой пошлине у наших гостей и у торговцев; а путь им дати чист, как то было при нашем деде при великом князи при Иване, и при нашем дяди при великом князи при Семене, и при моем отци при великом князи при Иване; а мытов ти новых и пошлин не замышляти. А почнут твои искати перед нас, или наши перед тебе, или пред наши наместници, или передврлостели; хоженого в городе алтын, а на правду два; а дальний езд веръста по резане, а на правду дъдвое . А хто от нас пригонитъся в твою вотчину захолопом, или за должником, а изымает сам, а без пристава, да поставит перед тобою, или перед наместники, или перед волостели, в том вины нет: а имет с ким холоп его тягатися, а не будет по нем поруки; ино холопа обвинити, да выдати осподарю, а з головы дати пошьлины гривна, а с семьи четверть . А на сем на всем, брате молодший, князь великий Михаило Олександрович, целуй ко мне крест к брату к старейшему князю великому к Дмитрию Ивановичю, к моему брату князю Володимеру Ондреевичю и к нашей вотчине к Великому Новугороду, и за свои дети и за свои братаничи, по любви, в правду, безо всякие хитрости. А сий список с грамоты с крестной с тферьской.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.